Календарь мероприятий



Государственный банк и российская провинция

 

...Из истории Банка России

(Часть I)

Государственный банк к моменту начала проведения операций 2 июля 1860 г. унаследовал небольшую сеть территориальных учреждений: 7 контор и 4 временных отделения Коммерческого банка, около половины которых было создано еще при министре финансов А.Н. Гурьеве, инициаторе учреждения в 1817 г. этого банка. Они размещались в наиболее крупных городах Российской империи (Москве, Киеве, Харькове, Екатеринбурге), портах (Одессе, Риге, Архангельске), ярмарочных центрах (Полтаве, Нижнем Новгороде, Ирбите, Рыбинске). В крупных городах бывшие конторы Коммерческого банка, несмотря на их причисление к Государственному банку, продолжали именоваться по-прежнему и обслуживали сложившуюся ранее клиентуру силами работавших в них банковских чиновников.

Конторы и временные отделения Коммерческого банка (1)

Конторы/временные отделения

Время учреждения

Примечания

Московская

1818 г.

Архангельская

1819 г.

Одесская

1819 г.

Рижская

1820 г.

Астраханская

1821 г.

Закрыта в 1831 г.

Киевская

1838 г.

Харьковская

1848 г.

Временно открыта с 1843 г.

Екатеринбургская

1846 г.

Нижегородское отделение

1821 г.

Рыбинское отделение

1841 г.

Ирбитское отделение

1846 г.

От Екатеринбургской конторы

Полтавское отделение

1852 г.

От Харьковской конторы

В крупнейшей Московской конторе установленные для Государственного банка правила были введены в конце 1860 года (2). Однако приехавший в контору в 1862 г. Управляющий Государственным банком Е.И. Ламанский нашел положение вещей в Москве малоутешительным. Он внес свои рекомендации, касающиеся работы конторы, и распределил обязанности директоров в соответствии с принятым 3 января 1862 г. уставом контор Государственного банка, во многом повторявшим положения Устава самого банка.

К началу буржуазных реформ 1860-х гг. недостаточность филиальной сети стала очевидной. В России с ее обширной территорией и доминирующей ролью государства именно от него зависело распространение операций государственных кредитных учреждений в провинции, которая не была вовлечена в банковские операции столиц.

Об актуальности этой проблемы свидетельствует полемика на страницах периодических изданий, в которой даже А.П. Шипов, известный предприниматель из дворян, ревностный защитник протекционистских принципов, обосновывал необходимость расширения операций банка через их распространение по территории империи (3).

Одновременно с утверждением императором устава контор Государственного банка 3 января 1862 г. Государственный совет одобрил проект открытия постоянной конторы в быстро развивавшемся Ростове-на-Дону. Это решение стало первым шагом к увеличению числа учреждений Государственного банка в провинции.

В 1862 г. по ходатайству таганрогского купечества на время ярмарок открылось Таганрогское временное отделение, первоначально находившееся при Ростовской конторе Государственного банка.

Либеральные положения, принятые одновременно с уставом контор, предусматривали участие в работе учетных комитетов представителей еврейского купечества (в тех городах, где оно играло важную роль в торговле), а также введение в комитеты по два человека от сахарозаводчиков в регионах, где было развито свеклосахарное производство (прежде всего это касалось Киевской конторы) (4).

Провал реформы свободного размена в 1863 г. показал, что успешное развитие операций Государственного банка возможно при их осуществлении не только в столицах, но и в провинции. Именно с точки зрения развития вкладной операции в Министерстве финансов рассматривался вопрос об эффективном использовании ресурсов провинции, и Е.И. Ламанскому поручили составить очередной проект. Это были Предположения о мерах к увеличению вкладов в Государственном банке, предусматривавшие открытие в губернских центрах отделений Государственного банка  упрощенных по форме учреждений, не требовавших особых затрат.

Относительная дешевизна проекта была чрезвычайно важным фактором его продвижения. В подготовленном по этому вопросу докладе подчеркивалось, что открытие постоянных контор, предполагая значительные обороты и делая необходимым большой штат служащих, становится затруднительным по весьма многим причинам; между тем как устройство небольших отделений, заменяющих конторы, было бы исполнимым с незначительными расходами. Отделения банка могли бы состоять из заведующего, или управляющего (он же казначей), и контролера (он же бухгалтер) с двумя каждому помощниками и с некоторым числом писцов и счетчиков по найму. Расходы на отделения в таком случае не превышали бы 7-10 тыс. руб. в год и покрывались бы прибылями (5).

Ламанский предлагал открыть отделения Государственного банка в 20 городах, разделенных на четыре группы. К первой группе относились шесть губернских центров европейской России  Ярославль, Владимир, Казань, Самара, Саратов и Астрахань. В этих старых русских городах, несмотря на значительные торговые обороты, банковские учреждения отсутствовали (за исключением Приказов общественного призрения, занимавшихся в том числе ипотечным кредитованием дворян).

Министр финансов М.Х. Рейтерн, получивший доклад 10 декабря 1863 г., реализовал проект чрезвычайно быстро. Уже спустя несколько дней он был представлен Александру II, который дал положительную резолюцию. Указ об открытии отделений, подписанный императором 20 декабря 1863 г., предусматривал открытие отделений за счет небольших отчислений из капитала банка  на их устройство отпускалось до 4,5 тыс. рублей на каждое.

В силу масштабности плана открытие отделений осуществлялось постепенно. Е.И. Ламанский допускал поэтапное преобразование отделений в конторы с развитием операций на основании Устава Государственного банка.

Отделения открывались в арендуемых небольших помещениях. Нередко это были здания казенных палат. Теснота и неприспособленность помещений для ведения банковских операций заставила изыскивать возможности постройки собственных зданий. Однако интенсивно этот процесс пошел только с конца XIX века.

Управляющий отделением нес личную ответственность за результаты деятельности вверенного ему учреждения. Контролер отделения проводил ревизию его деятельности, представляя отчеты в Центральное управление. При каждом отделении учреждался учетно-ссудный комитет, куда входили представители первоклассных для своей местности торговых и промышленных фирм, а также крупные помещики. Как и в конторах, на учетно-ссудные комитеты отделений возлагалась обязанность проверять кредитоспособность лиц, желавших получить ссуду, и определять целесообразность выдачи им кредита.

Считая необходимым открывать отделения в крупных городах, Е.И. Ламанский предусматривал предоставление им права ведения ограниченного набора банковских операций. Постоянному штату открываемого отделения, состоявшему из 10 человек, были под силу только простейшие банковские операции:

*                ? размен и обмен (ветхих на новые) бумажных денег;

*                 ?выплата процентов по купонам 5-процентных билетов;

*                 ?перевод сумм;

*                 ?прием вкладов;

*                 ?учет срочных свидетельств;

*                 выдача ссуд под залог государственных фондов;

*                 покупка-продажа 5-процентных банковских билетов;

*                 отдельные комиссионные операции (прием вкладов на хранение и др.).

В этом списке отсутствует учет векселей. Эту операцию, считавшуюся рискованной, вводили постепенно и с осторожностью. В ряде отделений она начала производиться только с конца XIX века.

Основной упор делался на вкладную операцию  в силу актуальности проблемы увеличения привлеченных средств Государственного банка, который, не получив по уставу 1860 г. эмиссионного права, был банком депозитным.

В оборотные средства каждого отделения первоначально выделялось от 20 до 50 тыс. руб. кредитными билетами и от 100 до 150 тыс. руб. 5-процентными билетами, а также до 200-250 тыс. руб. из разменного капитала, предназначенных для осуществления обменно-разменной операции.

Грандиозный план открытия отделений осуществлялся довольно быстро: 15 июля 1864 г. были открыты отделения в 12 городах  губернских центрах: Астрахани, Казани, Пензе, Воронеже, Владимире, Ярославле, Тамбове, Екатеринославле, Кишиневе, Саратове, Самаре, Рязани (6). Каждому их них по распоряжению М.Х. Рейтерна на производство операций было отчислено из капитала Государственного банка по 50 тыс. руб. (7)  по верхнему пределу установленной нормы.

В следующем году приступили к учреждению еще 12 отделений, из которых к концу 1865 г. 10 начали проведение операций. По Высочайшему повелению 23 июля 1865 г. в виде опыта в отделениях Государственного банка в Казани и Саратове была введена учетная операция, позднее распространенная и на другие отделения. Кроме того, в городах, где существовали городские общественные банки, отделения могли переучитывать векселя.

Хотя от учреждений сих,  докладывал М.Х. Рейтерн императору Александру II 11 февраля 1866 г.,  должно ожидать полезного влияния в первое время отчисление для каждого из сих отделений оборотного капитала не могло не поставить Банк в затруднение от недостатка наличных денег (8). В условиях непрекращавшегося изъятия вкладов эта проблема оставалась острой.

В связи с этим широко практиковались временные (с возвратом) заимствования из разменного капитала, разрешенные Высочайшим повелением от 20 декабря 1863 года. К февралю 1866 г. их сумма достигла 32,4 млн. руб., в то время как наличность банковых касс составляла 35,3 млн. рублей (9).

В этой непростой ситуации М.Х. Рейтерн предлагал увеличить средства Государственного банка за счет возврата долга Казначейства по железнодорожным авансам посредством значительного займа (10), для чего в 1866 г. была открыта подписка на второй внутренний заем с выигрышами на 100 млн. руб. кредитными билетами.

В первое десятилетие существования учреждений Государственного банка в провинции не было отмечено единообразия как в их операциях, так и в норме учетно-ссудного процента. С одной стороны, это объяснялось традициями уставов разных контор Коммерческого банка, с другой  спецификой экономики отдельных регионов Российской империи.

В соответствии с региональными особенностями состояния денежного рынка банк дифференцировал нормы по кредитным операциям и дисконту в каждом отдельном случае.

Так, с 1861 г. купцам, торговавшим на Нижегородской ярмарке, было дозволено брать кредиты под учет свидетельств на представляемый в залог чай с круговой за таковые свидетельства ответственностью членов образованного на сей предмет Особого комитета из главнейших кяхтинских торговцев (11).

Кредитные операции Екатеринбургской конторы Государственного банка представляли собой в основном ссуды под залог железа и меди сроком от 3 до 12 месяцев; в 1861-1864 гг. были введены льготы заводчикам  повышена оценка залога и увеличен срок погашения ссуды (с 3 до 15 месяцев). В помощь золотопромышленникам в этой конторе выдавались беспроцентные авансы под добываемое ими золото (12).

Свеклосахарные заводчики получали значительные кредиты в Киевской конторе, которая выдавала им ссуды на основании правил учета векселей в Государственном банке (13).

В первое время обороты отделений не превышали 2 млн. рублей. Однако даже такие обороты, соизмеримые с суммой кредита одному акционерному коммерческому банку в Москве (в 1868 г. кредит Государственного банка Московскому купеческому банку по переучету и перезалогу доходил до 1,5 млн. руб.), смогли оптимизировать обращение денег и способствовали развитию торговли и производства. Благодарственное письмо Е.И. Ламанскому от таганрогских купцов  только одно из свидетельств позитивного влияния расширения операций Государственного банка на провинцию.

В Таганроге, как писали купцы, до учреждения отделения Государственного банка, то есть до 1868 г., цифра торговых оборотов по привозу едва достигала 4 млн. рублей, в настоящее же время она вращается между 7 и 8 млн. руб. По отвозу эта цифра возросла до 22 млн. руб. Подобное приращение должно приписать преимущественно отделению Государственного банка, которое облегчает наши обороты как учетом векселей, так и свободным и скорым переводом денег. Кроме этого, отделение Государственного банка способствовало открытию в Таганроге и других частных кредитных учреждений, которые, поддерживаемые отделением банка, приносят большую пользу торговле и земледелию (14).

В первые годы после открытия отделений результаты их деятельности были еще очень скромными. Деловая жизнь огромной империи концентрировалась преимущественно в столицах, где в обороте находились значительные капиталы. Для депозитного банка, каким первые три десятилетия оставался Государственный банк, важнейшей задачей было пополнение привлеченных средств через вкладную операцию. Д.И. Пихно и А.А. Головачев (15) справедливо замечали, что банк служит своеобразным насосом для перекачки ресурсов из провинции в столицы. Эта тенденция, сформировавшаяся уже во второй половине 1860-х гг., привела к уменьшению удельного веса в общих оборотах вкладной операции в Петербурге и Москве за счет его увеличения в провинции. В то же время на периферии объемы кредитных операций увеличивались медленно и в основном за счет крупных центров торговли, таких как Одесса или Ростов-на-Дону.

Удельный вес Государственного банка и его Московской конторы в банковских операциях в 1865-1870 гг., в % от показателей по системе Государственного банка(16)

К 1 января

Вклады

Процентные текущие счета

Учетная операция

Ссуды под залог ценных бумаг

1865 г.

84

100

50

85

1866 г.

73

90

55

75

1867 г.

63

79

66

70

1868 г.

62

70

58

46

1869 г.

63

72

45

47

1870 г.

58

72

39

58

Перекачка денег шла преимущественно в направлении Петербурга, который постоянно привлекал капиталы со всех сторон, в том числе и из Москвы (17). Как показывают материалы, опубликованные Д.И. Пихно, местные учреждения Государственного банка и его столичные конторы пользовались средствами друг друга. Это были главным образом переводы сумм и платежи по учтенным векселям, по которым Петербургская контора имела неизменно крупное отрицательное сальдо.

Сальдо Счета контор и отделений с банком по Государственному банку и его Московской конторе в 1861-1874 гг., млн. руб. (18)

К концу года

Московская контора

Государственный банк

1861 г.

+19,56

?20,70

1862 г.

+31,77

?37,42

1863 г.

+33,48

?40,08

1864 г.

+37,39

?48,87

1865 г.

+35,71

?43,95

1866 г.

+23,06

?23,39

1867 г.

+26,11

?40,94

1868 г.

+40,92

?59,12

1869 г.

+20,55

?47,13

1870 г.

+21,09

?45,28

1871 г.

+20,24

?58,24

1872 г.

+21,02

?58,62

1873 г.

+24,14

?57,39

1874 г.

+20,53

?36,63


В провинции операции Государственного банка развивались в крупных промышленных и торговых центрах. Некоторые из них имели государственные банковские учреждения еще до основания Государственного банка. Первые места неизменно занимали Одесса внешнеторговый порт, один из центров хлебной торговли и частного банковского дела, Рига  крупнейший после Петербурга порт Российской империи на Балтике, Ростов-на-Дону  крупный речной порт, интенсивно развивавшийся город, расположенный вблизи сельскохозяйственных районов страны. В конце 1860-х гг. на конторы Государственного банка в этих городах приходилось порядка 20-25% всех учетных операций.

После открытия в 1868 г. 5 новых отделений Государственного банка темпы создания этих учреждений в провинции заметно снизились. В последующие годы количество вновь открываемых отделений, как правило, колебалось от 1 до 3.

Эти небольшие учреждения зачастую размещались в бывших жилых домах, не приспособленных для проведения банковских операций. Даже в Московской конторе в 1860-е гг. монета по старинке хранилась в сундуках. Кладовую в Петербурге запирала металлическая дверь XVIII в. (она сохранилась до наших дней). До конца XIX в. сейфы в провинции были редкостью, так же как и электрическое освещение.

В 1881 г. состоялся конкурс на проект здания для отделения Государственного банка в уездном городе. Он был объявлен через Петербургское общество архитекторов, а в жюри по отбору проектов входили известные в свое время архитекторы Н.Д. Бенуа и А.И. Кракау. Первую премию получил академик архитектуры А.И. Томишко, предложивший неоренессансное решение фасада и угловое расположение зданий для четкого разделения служебной и публичной зон19. Жюри сочло, что для полного удовлетворения следовало бы увеличить некоторые комнаты на квартирах, для чего нужно бы было перенести помещения нижних чинов в подвальный этаж, а главное  устроить для публики ход из приемной в кабинет управляющего (20).

Однако из-за нехватки средств это начинание реализовывалось с большим опозданием. Лишь в начале XX в. в провинции стали появляться большие красивые здания учреждений Государственного банка  прежде всего в Нижнем Новгороде (арх. В.А. Покровский, 1911-1913 гг.) и Ростове-на-Дону (арх. М.М. Перетяткович, 1910-е гг.).

В 1881 г., в год отставки Е.И. Ламанского с поста Управляющего Государственным банком, было открыто 4 отделения. В 1883 г. открылись 6 отделений, в 1886 г.  1 контора и 13 отделений, в 1893 г.  6 отделений. К 1890 г. количество контор и отделений Государственного банка достигло 91 (это почти вдвое больше аналогичного показателя конца 1870-х гг.). Обоснованием открытия нового отделения Государственного банка в том или ином городе были более или менее значительные торговые обороты, сосредоточение в данном городе торговых и промышленных предприятий, а также кредитных учреждений.

Заметное увеличение с 1886 г. операций Государственного банка было связано с передачей в его ведение учреждений Польского банка, ликвидированного к 1 января этого года по политическим соображениям  в рамках проводимой кабинетом Александра III политики русификации окраин и введения единообразия в управлении Царства Польского и остальной империи. Уже в 1869 г. Польский банк, основанный благодаря усилиям великого князя Константина Павловича в 1828 г., был передан из Особого финансового управления Царства Польского в ведение Министерства финансов. После окончательной ликвидации Польского банка на базе его учреждений были созданы Варшавская контора, Вроцлавское, Калишское, Келецкое, Лодзинское, Ломжинское, Люблинское, Петроковское, Плоцкое, Радомское и Ченстоховское отделения.

Варшавская контора, развивавшая многолетние традиции Польского банка, стала одним из наиболее крупных учреждений Государственного банка по объемам операций. Прежде всего это касалось мелиоративного кредита, организация которого бралась за образец при составлении в 1884 г. Положения о соло-векселях и при обсуждении вопроса о промышленных ссудах на Комиссии по пересмотру Устава Государственного банка в 1892 году.

Меры Государственного банка по созданию филиальной сети привели к тому, что к концу XIX в. в провинции работали уже 96 его постоянных учреждений (данные за 1894 г.). Кроме того, существовали временные отделения в Верхнеудинске, Ирбите, Ростове, Пятигорске, Ялте, Нижнем Новгороде, Ишиме, Мензелинске и Куяндинске, большинство из которых работали как ярмарочные (исключения составили лишь Ялтинское и Пятигорское отделения, открываемые на время лечебного сезона) (21). Временные отделения не только выполняли простейшие банковские операции, но и выдавали ссуды под залог государственных и гарантированных ценных бумаг.

Петербург и Москва по-прежнему лидировали по величине денежного оборота, оставляя провинции лишь треть общего объема операций системы Государственного банка. Определенное значение для развития кредитных операций в провинции имел циркуляр от 29 декабря 1883 г., разрешавший конторам и отделениям банка открывать кредиты частным лицам в форме специальных текущих счетов под обеспечение ценными бумагами по усмотрению местных учетных комитетов без испрашивания в каждом отдельном случае утверждения Государственного банка, ограничиваясь только уведомлением сего последнего о последовавшем открытии или увеличении кредита (22). Однако на практике многие учреждения продолжали представлять решения учетных и ссудных комитетов на утверждение чиновников Центрального управления Государственного банка.

Учетная операция в территориальных учреждениях Государственного банка вводилась постепенно. В ряде отделений  Батумском, Елисаветградском, Кокандском, Тобольском, Тюменском, Черниговском и Читинском учет был разрешен только после издания 19 января 1895 г. соответствующего циркуляра (23). Чуть позже, в июне того же года, учетная операция была введена в Феодосийском отделении. В 1897 г. векселя стали учитывать в Омском, Челябинском, Юзовском и Хабаровском отделениях.

В 1894 г. в Уставе Государственного банка появились статьи про промышленные ссуды. Несмотря на то что наказы и правила по промышленным ссудам и ссудам, предоставляемым учреждениям мелкого кредита, вступали в действие с 1 сентября 1894 г., конторы и отделения не спешили с открытием новых операций, которые многие чиновники, по-видимому, заранее считали убыточными. В циркуляре от 17 ноября 1894 г. сообщалось следующее: до сведения Банка дошло, что некоторые из его учреждений и доселе не приступают к производству операций на основании нового устава, ожидая дополнительных разъяснений со стороны Банка. Ввиду этого Государственный банк, еще раз напоминая содержание вышеозначенных циркуляров, предписывает конторам и отделениям производить все разрешенные новым уставом операции на точном основании новых своевременно разосланных при упомянутых циркулярах правил и наказов (24).

Однако во время проведения денежной реформы 1895-1897 гг. Государственный банк был вынужден свертывать выдачу промышленных ссуд по причине их низкой ликвидности. Согласно циркуляру от 2 января 1895 г. эти кредиты могли предоставляться только отдельным предприятиям, которые признаны будут заслуживающими поддержки (25).

В условиях начала индустриализации в России ставилась задача расширения филиальной сети Государственного банка (ограниченного формулой один город  одно учреждение Государственного банка). Эту идею активно поддерживал товарищ министра финансов А.Я. Антонович, считавший увеличение числа провинциальных учреждений главного банка империи важным фактором проведения в жизнь программы национального кредита.

Комиссия по пересмотру Устава Государственного банка высказалась за значительное расширение сети его учреждений. К этому мнению присоединился председатель комиссии министр финансов С.Ю. Витте. На сколько отделений должна была быть увеличена сеть учреждений Государственного банка, комиссия конкретно не определила (предполагалось довести их число до 800-900). А.Я. Антонович предлагал превратить уездные казначейства в отделения Государственного банка (26). Это предложение было Высочайше утверждено 6 июня 1894 года.

По мнению членов комиссии, сеть учреждений Государственного банка нужно было децентрализовать, чтобы дать полный простор местным учреждениям. В рамках этой программы уже в 1894 г. была выделена Петербургская контора Государственного банка, сосредоточившая операции по петербургскому столичному экономическому району (27).

Председатель комиссии С.Ю. Витте, поклонник немецкой протекционистской системы Ф.Листа, предложил идею окружной системы по образцу Рейхсбанка, сущность которой заключалась в создании банковских округов.

Эта система была разработана при создании Рейхсбанка. В кабинете канцлера О.Бисмарка понимали, что из центра нельзя руководить всеми деталями банковских операций на местах. Конторам (Hauptstellen)  головным органам округов подчинялось 2-3 отделения (Nebenstellen), которые вели операции на основании банковского устава. Они полностью контролировались конторами (28).

Похожая система существовала в Австро-Венгрии  отделения Австрийского банка (Zweiganstalten, Filialen) c приписанными к ним агентствами (Nebenstellen) образовывали банковские округа (29).

Подчиненность провинциальных отделений более крупным территориальным учреждениям существовала и в Банке Франции, где агентства (bureaux auxiliaires), имевшие право учитывать векселя, были приписаны к отделениям (succursales), однако не объединены с ними в округ (30).

Предложения С.Ю. Витте были учтены в новом Уставе Государственного банка 1894 г., вводившем понятия окружная система и агентства (имелись в виду низшие банковские учреждения), заимствованные (по предложению А.Я. Антоновича) из опыта европейских, в частности шотландских, банков.

Согласно Уставу штат агентства, располагавшегося в небольшом городе, состоял из трех человек: агента (банковского служащего), его помощника и письмоводителя (делопроизводителя). Агентам планировалось поручить наблюдение за употреблением ссуд и сохранностью залогов, а также исполнение различных поручений банковской администрации.

Ввиду неразвитости банковской сети в провинции (крупнейшие акционерные коммерческие банки и конторы Государственного банка располагались лишь в нескольких крупных городах империи) предлагалось возложить на агентства проведение простейших банковских операций, но только в тех городах, где не было ни одного банковского учреждения. При этом агентства в процессе их развития в мелких городах предполагалось постепенно преобразовать... в учреждения банка (31).

А.В. Бугров
(Продолжение)


1 Ламанский Е.И. Статистический обзор операций государственных кредитных установлений с 1817 г. до настоящего времени.  СПб., 1854.  С. 69.

2 Отчет государственных кредитных установлений за 1860 г.  СПб., 1863.  С. 9.

3 Шипов А.П. Реформа нашей кредитной системы с установлением наибольшей правильной свободы банков, или устранение давлений плутократии.  СПб., 1874.  С. 88.; Он же. Настоящее наше экономическое положение и его последствия.  СПб., 1871.  С. 16-17.

4 Отчет государственных кредитных установлений за 1861 г.  СПб., 1863.  С. 5.

5 РГИА, ф. 587, оп. 30, д. 163, л. 12-14 об.

6 Отчет государственных кредитных установлений за 1864 г.  СПб., 1867.  С. 6.

7 Отчет государственных кредитных установлений за 1863 г.  СПб., 1865.  С. 3-4.

8 РГИА, ф. 583, оп. 4, д. 329, л. 102.

9 Там же, л. 102 об.

10 Там же, л. 104 об.

11 Отчет государственных кредитных установлений за 1860 г.  СПб., 1863.  С. 4.

12 Там же.  С. 4.

13 Отчет государственных кредитных установлений за 1861 г.  СПб., 1863.  С. 5.

14 РГИА, ф. 587, оп. 11, д. 86, л. 110-111.

15 Пихно Д.И. Коммерческие операции Государственного банка.  Киев, 1876.  С. 114; Головачев А.А. Десять лет реформ: 1861-1871 гг.  СПб., 1872.  С. 50.

16 Кауфман И.И. Статистика русских банков.  Ч. I.  СПб., 1872.  С. 63-87.

17 Пихно Д.И. Коммерческие операции Государственного банка.  Киев, 1876.  С. 114.

18 Там же.  С. 115.

19 Заварихин С.П., Фалтинский Р.А. Капитал и архитектура.  СПб., 1999.  С. 232-233.

20 Проект здания для отделения Государственного банка в уездном городе // Зодчий. 1881 г.   9.  С. 72.

21 Циркуляры Государственного банка конторам и отделениям, последовавшие с 1 января 1894 г.  Б. м. и г.  С. 60-61.

22 Сборник циркулярных распоряжений Государственного банка по его конторам и отделениям, последовавших с 1 сентября 1894 г. по 1 января 1897 г.  СПб., 1897.  С. 59.

23 Там же.  С. 39.

24 Там же.  С. 24-25.

25 Там же.  С. 35.

26 РГИА, ф. 583, оп. 19, д. 61, л. 30.

27 Петербургская контора открылась 1 (14) сентября 1894 года.

28 Гамбаров П.С. Двадцать пять лет деятельности Германского имперского банка (1876-1900).  Рига, 1902.  С. 31-32.

29 Обзор иностранных законодательств об эмиссионных банках.  Б. м. и г. [СПб., 1908].  С. 59.

30 Там же.  С. 21.

31 Бояновский Н. Доклад о расширении сети учреждений Государственного банка.  Б. м. и г.  С. 3.  


Материал подготовлен Департаментом внешних и общественных связей



Новости для банков
22.09.2017
"Лаборатория Касперского": вирус для Android крадет данные карт с помощью спецфункций
22.09.2017
ФНС будет информировать судебных приставов о банковских счетах россиян
22.09.2017
Госдума попросила объяснить ей значение блокчейна и ICO Все новости
Новости ББТ
18.09.2017
Обновление раздела ББТ "Кассовые операции в банке" от 18.09.2017
28.08.2017
Обновление раздела ББТ "Противодействие легализации" от 18.09.2017
01.08.2017
Обновлены критерии системной и социальной значимости платежной системы
25.07.2017
Обновление раздела ББТ "Банковские риски" от18.09.2017
25.07.2017
Обновление раздела ББТ "Организация банковской деятельности" от 18.09.2017 Все новости
Новости библиотеки
22.08.2017
Очередное обновление Электронной Библиотеки Банка от 22.08.2017
17.07.2017
Обновление Электронной Библиотеки Банка от 17.07.2017 Все новости