Календарь мероприятий




Медный банк

...Из истории Банка России

В середине ХVIII в. в России при дворе императрицы Елизаветы Петровны вызывали большой интерес идеи французского финансиста Джона Лоу о повышении эффективности денежно-кредитного обращения путем насыщения внутреннего рынка деньгами. Хронические дефициты бюджета побуждали искать способы наполнения казны. Введение Петром I медной монеты не решило этой проблемы. В казне катастрофически не хватало серебра ?разработка серебряных месторождений в России была в то время недостаточной и не отвечала запросам денежного хозяйства. Между тем серебряные деньги оставались мировыми деньгами ?средством международных расчетов.

Расходы царского двора были огромными. Состояние финансов, расстроенных предшественниками Елизаветы Петровны, требовало принятия срочных мер. Финансовые проблемы обострялись воровством, процветавшим при дворе. Поэтому очередному фавориту императрицы графу Петру Ивановичу Шувалову, человеку просвещенному, надо было исправлять положение: наполнить казну деньгами, активизировать внутреннюю и внешнюю торговлю, обеспечить экономическое процветание. Это было особенно важно в период начавшейся в 1754 г. Семилетней войны с Пруссией.

Опыт Джона Лоу по созданию Королевского банка в Париже был одновременно заманчивым и рискованным. В случае неудачи велик был риск быть осужденным императрицей и стать ответственным за все неудачи. Но блистательные результаты первых лет реформ Лоу впечатляли и подталкивали к эксперименту.

Известно, что сам П.И. Шувалов за границей не был, однако пользовался услугами видных французских торговцев, которые были его дипломатическими агентами. Видимо, консультировали П.И. Шувалова по экономическим вопросам и английский коммерсант Вильям Гомм, и много путешествовавший по Европе граф Иван Григорьевич Чернышев. Известно также, что доверием П.И. Шувалова пользовался Яков Матвеевич Евреинов ?в прошлом дипломат, знавший и разделявший новые экономические идеи.?

В Европе в то время господствовал меркантилизм ?теория, согласно которой финансовое благополучие страны зависит от развития ее внешней торговли. Особенное внимание меркантилизм уделял государственному регулированию торговли. Сам П.И. Шувалов разделял эти идеи и нередко, осуществляя свои проекты, ссылался на французский опыт. По инициативе П.И. Шувалова были увеличены ввозные пошлины на многие импортные товары, что создало дополнительный источник казенных поступлений.?

В 1754 г. были учреждены два первых российских банка ?Дворянский и Купеческий ?как государственные кредитные организации для поддержания двух жизненно важных для России сословий. Хотя в указе об основании банков они объединялись общим названием Государственный банк, это были два разных банка даже по подчинению ?Купеческий банк подчинялся Коммерц-коллегии, а конторы Дворянского банка ?Сенату.

В 1756 г. граф П.И. Шувалов представил на рассмотрение проекты, посвященные монетным делам. Они касались в основном облегчения веса медной монеты (1) и распространения вексельного обращения. Часть предлагаемых им мер легла в основу указа от 6 ноября 1757 г. Меры вексельного производства (2). Указ предусматривал введение переводной операции между Санкт-Петербургом и пятьюдесятью наиболее важными городами империи, что должно было облегчить трудоемкую перевозку денег, заменив ее безналичными расчетами.

Использовавшийся в то время немецкий термин Wechsel (обмен) обозначал обращение долговых обязательств, подобное тому, которое было распространено в Европе. Хотя долговые обязательства были известны в России задолго до вхождения понятия вексель в русский язык, именно вексель считался ценной бумагой, способной быть заменителем, или суррогатом, наличных денег. Векселя упоминаются еще в документах конца XVII века. Однако при Петре I они использовались главным образом для перевода денег за границу с целью снабжения русской армии во время многочисленных военных кампаний. Хотя Вексельный устав, устанавливавший правила и порядок вексельной сделки, был принят в 1729 г., в России он реально не работал и использовался в основном казной и иностранными купцами, торговавшими в Петербурге. Не случайно данный устав, скопированный со шведского образца, долгое время был почти неизвестен в российской провинции.

П.И. Шувалову нужно было реанимировать вексель, чтобы европейские традиции вексельных сделок распространились в России, в ее внутреннем обороте. При этом Шувалов, скептически относясь к частной инициативе, всецело отдал вексельное обращение в руки государства, которое, как он полагал, должно было насадить вексель с тем, чтобы облегчить денежное обращение и способствовать развитию кредита.?

Меры вексельного производства имели известные ограничения. Круг лиц, имевших право перевода векселей, ограничивался дворянами, промышленниками и главным образом купцами, имеющими торговые дела в Санкт-Петербурге, то есть наиболее крупными коммерсантами, осуществлявшими внешнеторговые операции. Для этой категории купцов был учрежден Коммерческий портовый банк.

Согласно Мерам вексельного производства переводы денег должны были осуществляться переводным векселем ?траттой из Петербурга в 50 наиболее важных городов империи (3). Выдача монеты по тратте производилась по желанию клиента серебряной или медной монетой. Под страхом наказания государственным чиновникам запрещалось задерживать переводы и чинить купцам убытки.

Для выдачи кредитов в магистраты этих городов доставляли возы медной монеты нового образца, отчеканенной по облегченной 16-рублевой стопе. Всего к развозу было определено 2 млн. руб. такой монеты, основную часть которой составляли медные пятикопеечники. Эта сумма была выделена от доходов по перечеканке денег, начавшейся в 1757 году.

Меры вексельного производства были тесно связаны с монетными проектами П.И. Шувалова и, можно сказать, обеспечивали эти проекты. Путем замещения хождения серебряных денег циркуляцией медных денег предполагалось увеличить поступления в бюджет, концентрируя в нем международную валюту ?серебро. Медные деньги оставались лишь во внутреннем обращении и становились как бы косвенным налогом для населения, усугублявшимся происходившей в России в середине XVIII в. инфляцией.

Учет векселей проводился в магистратах сроком до восьми месяцев под 0,5% в месяц, а выдачи осуществлялись в основном медными деньгами. Выдавались соло-векселя (если заемщик считался надежным) или векселя с подтвердительными подписками ?поручительствами надежных лиц. При этом платежи по векселям производились только в Петербурге, в Соляной конторе, находившейся под контролем П.И. Шувалова.

В течение последующего за указом от 6 ноября 1757 г. года вексельные обороты в России еще не были пущены на полный ход. Но принятые меры, очевидно, уже принесли первые плоды. П.И. Шувалов спешно подписывает у императрицы, минуя Сенат, новый указ, касавшийся государственной кредитной политики. Это говорит о том, что проекты П.И. Шувалова не пользовались поддержкой сенаторов, недовольных как курсом П.И. Шувалова на облегчение монеты, так и повышением налогов на соль и процветавшей системой откупов.

Указом от 21 июля 1758 г. (4) переводная операция была окончательно оформлена созданием специализированного банка, подобного жиро-банкам в Европе. В Петербурге и Москве были созданы Банковые конторы для обращения внутри России медных денег, известные как Медный банк.?

Проект Медного банка был разработан окружением П.И. Шувалова, который и стал руководителем нового кредитного учреждения. Два миллиона рублей медной монеты, определенные к развозу в города империи, объявлялись оборотным капиталом банка. Он, как бы в продолжение Мер вексельного производства, совмещал функции учетного и переводного банков и выполнял также функции ипотечного банка, так как выдавал ссуды под ревизские души ?на тех же основаниях, что и Дворянский банк.?

Среди главных задач Медного банка было привлечение в казну серебряной монеты, правда, еще архаичными, дедовскими способами времен царя Алексея Михайловича. Выдавая ссуды медными деньгами из 6% годовых, банк требовал их погашения уже серебряной и медной монетой. Это объективно должно было привести к повышению курса серебряных денег. Серебро, которое все меньше циркулировало в денежном обращении и которым надо было частично погашать ссуды, стало очень быстро вымываться из обращения и оседать как средство накопления сокровищ. Императрица Екатерина II, в 1780-е гг. говорившая о том, что раньше народ прятал серебро, а теперь прячут и медь, несомненно, имела в виду времена П.И. Шувалова.

Медный банк выдавал ссуды известным при дворе помещикам, крупным купцам и промышленникам, главным образом связанным с казенными подрядами. Кредиты выдавались в рассрочку на 18 лет довольно крупными суммами. П.И. Шувалов полагал, что льготный государственный кредит избавит купечество и дворян от засилья ростовщиков и будет способствовать поступательному развитию российской экономики. Источник средств для кредитования П.И. Шувалов видел в эксплуатации монетной регалии, хотя для получения привлеченных средств была предусмотрена и вкладная операция.?

Именно в Медном банке была впервые в России опробована вкладная операция. Купцы и заводчики отдавали в банк в основном медные деньги ?для надежной сохранности и приращения процентами. В качестве свидетельства о приеме вкладов они получали расписки, по которым в случае расчетных операций этого купца списывалась необходимая сумма, на остаток вклада выдавалась новая расписка (5). Если купец отказывался получить вклад медными деньгами, то ему давали ассигнации на те казенные места... которые банковой конторе должны (6), то есть переводной вексель. Это позволяло государству ставить купца перед выбором ?либо получать вклад медными деньгами, либо отсрочивать его получение, что фактически было искусственным навязыванием медных денег.?

Из-за долгой процедуры возврата вклада ?вкладчик получал деньги только через год после подачи заявления ?хранить деньги в банке становилось невыгодно. К созданию лишних обязательств не стремился и сам банк, так как при ссудах на длительный срок вклады объективно не могли быль столь же долгосрочными.?

Партикулярные лица шли в банк неохотно, и операция вкладов частных лиц не получила развития. Вложить деньги в банк могла лишь определенная группа лиц ?заводчики и придворные. Купцы же боялись связываться с банком, предпочитая хранить деньги у себя. Это подтверждает один из указов 1764 г., которым императрица Екатерина II пыталась развеять страхи и сомнения купцов по поводу надежности вложения денег в банк. Для этого повелели не мешать принятые по вкладам деньги со средствами казны и исправно выплачивать проценты, не используя их ни на какие другие цели. По истечении срока вклада или по востребовании предписывалось незамедлительно выдавать сумму вклада (7).

Прибыль, получаемая банком на разнице учетного и вкладного процента, составляла всего 1%. Фактически банк в условиях военного времени не получал и этих средств, находясь на содержании казны.

Медный банк обязан был постоянно поддерживать связь с государственными учреждениями в Санкт-Петербурге и Москве, куда он отправлял сведения о количестве денег, которые должны были поступить из других городов, и сроках их получения. Только после сбора этих сведений шла речь о выдаче денег. Бухгалтерские книги банка велись по европейскому образцу и включали записи по статьям Приход и Расход.

В первые годы существования Медного банка его деятельность оказалась убыточной. Раздав ссуды на 3,2 млн. руб., он был не в состоянии их вернуть (8). Главными причинами этого являлись затянувшаяся Семилетняя война с Пруссией и взгляд на Медный банк как на кассу для обеспечения деятельности крупных откупщиков. Учитывая возникшие затруднения, канцлер М.И. Воронцов в начале 1761 г. предложил П.И. Шувалову сократить сроки выдаваемых ссуд до 10 лет, обязать должников ежегодно выплачивать проценты банку, а сам процент понизить с 6 до 4% годовых. Эти меры, по мнению М.И. Воронцова, могли помочь как самому банку, так и его заемщикам.

План М.И. Воронцова был принят П.И. Шуваловым в том же году и утвержден указом от 17 января 1762 года (9). Этот указ предусматривал, в частности, получение дворянами в Медном банке ссуд на том же основании, что и в Дворянском банке, то есть под заклад имений из расчета 20 руб. за ревизскую душу. Такие льготы для дворян, связанные с возможностью занимать деньги еще в одном банке, были вынужденными в условиях военного времени, обострившего проблему дворянской задолженности. Ссуды стали выдаваться под более разнообразные обеспечения: разрешался заклад заводов, каменных домов, движимого и недвижимого имущества. Для расширения этих операций в ведение Медного банка планировалось передать 5 млн. рублей. В недолгое правление императора Петра III эта сумма была увеличена до 6 млн. рублей. Российское правительство возлагало на Медный банк большие надежды и планировало сделать его по значимости первым в России среди учреждений государственного кредита.?

Поскольку деятельность Медного банка была фактически подконтрольна одному вельможе, пользовавшемуся неограниченным доверием императрицы, неудивительно, что крупные суммы, которые выдавал банк, оседали почти исключительно в карманах приближенных к П.И. Шувалову лиц. К их числу относились надежные заводчики ?владельцы екатеринбургских заводов, тесно связанные с казной. Среди них выделялись титулованные дворяне, бравшие на откуп целые предприятия и производства.?

Если при Петре I в аренду сдавались отдельные предприятия, то во времена П.И. Шувалова откупа достигли большого размаха. Даже таможни были сданы Сенатом на откуп за 2 млн. рублей (10). П.И. Шувалов сам взял на откуп табачный промысел, сальный, китоловный, тюлений промыслы, рыбные ловли на Белом море, а вместе с купцом В.Гоммом ?и продажу олонецкого леса. П.И. Шувалову принадлежали также два железных завода в Оренбургском районе и два винокуренных завода в Верхотурской губернии. Он присвоил себе право распоряжаться одними из лучших в России того времени Гороблагодатскими заводами, которые вернулись в казну только после его смерти, так же как и предприятия приближенных к П.И. Шувалову лиц (11) ?братьев Воронцовых, И.Г. Чернышева, С.П. Ягужинского, князя П.И. Репнина и других.?

Указанные лица получали в Медном банке наиболее крупные ссуды. Канцлеру М.И. Воронцову было ссужено не менее 200 тыс. рублей. Обер-егермейстеру С.К. Нарышкину и камергеру С.П. Ягужинскому удалось взять из банка по 150 тыс. руб.; камергеру П.И. Репнину и барону С.Г. Строганову ?по 100 тыс. руб.; графу И.Г. Чернышеву и генерал-майору О.-Г.-А. фон Ливену ?50 тыс. рублей. После смерти организатора банка П.И. Шувалова в 1762 г. выяснилось, что самую крупную сумму (473 тыс. руб.) (12) граф выдал на свое имя.

Значительные суммы из Медного банка получали и люди без титулов ?откупщики, доверенные лица П.И. Шувалова. Среди них ?директора Персидской компании, откупщик таможенных сборов Н.Т. Шемякин, и прежде всего английский купец Вильям Гомм, удачливый коммерсант и искатель счастья. Он организовал вырубку лесов русского Севера и его продажу в Европу по низким ценам. Имевший нужные связи при дворе, В.Гомм за 300 тыс. руб. получил право распоряжаться лесными промыслами целых тридцать лет. Эту сумму он получил из банка медной монетой в рассрочку на 16 лет ?главным образом для того, чтобы оплатить стоимость аренды (13). В действительности В.Гомм получил намного меньше ?120 тыс. руб. П.И. Шувалов присвоил себе. Князь М.М. Щербатов по прошествии времени, когда П.И. Шувалова уже давно не было в живых, обвинял его во многих злоупотреблениях. Кто сим банком воспользовался ?писал князь. ?Он сам, взяв миллион; Гомм, взявший у него на откуп олонецкие леса и взятые деньги отдавший ему; армяне, взявшие в монополию астраханский торг и большую часть взятых денег отдавшие ему; князь Б.С. Голицын, который так мало взятием своим воспользовался, что уверяют, якобы в единое время из двадцати тысяч им взятых токмо четыре тысячи в пользу себе употребил (14).

Выданные из Медного банка ссуды долго не возвращались ?даже в 1786 г. долги Медному банку не были полностью погашены. По оценке Екатерины II, щедрость Сената тогда доходила до того, что Медного банка трехмиллионный капитал почти весь роздал заводчикам, кои, умножая заводских крестьян работы, платили им либо беспорядочно, либо вовсе не платили, проматывая взятые из казны деньги в столице (15).?

В 1763 г. Екатерина II приняла решение о ликвидации убыточного для казны Медного банка. Поскольку основателя банка уже не было в живых, специальный указ не потребовался. Само собой разумелось, что после смерти хозяина П.И. Шувалова его банк должен быть закрыт. К тому же Медный банк выполнил задачи, определенные в свое время П.И. Шуваловым, ?в стране было положено начало вексельному обращению, откупщики, насыщавшие казну деньгами, имели средства на развитие предприятий и создание новых заводов и фабрик. Известно, что в середине XVIII в. ими было создано несколько крупных предприятий в России, а внешнеторговый баланс страны имел неизменное положительное сальдо. Однако деятельность П.И. Шувалова, так много сделавшего для России, была по-настоящему оценена только в XX веке.

В 1763 г. под руководством сенатора графа П.И. Панина была проведена ревизия дел банка. Недостатки в его деятельности были тщательно описаны. Однако компаньоны П.И. Шувалова ?крупные заемщики банка ?оказались полезными, и Екатерина II проявила присущую ей государственную мудрость, используя нужных людей. Так, В.Гомм по-прежнему распоряжался Олонецкими промыслами, правда, под наблюдением специально назначенных надзирателей. Его долг казне был определен в 618 111 рублей. Несмотря на огромную задолженность, купцу удалось расширить деловые контакты с казной и получить новые ссуды.?

Екатерина II прекратила свободный обмен медных денег на серебряные, отменив его указом от 30 апреля 1763 года. В отличие от П.И. Шувалова, который при весьма трудном положении страны в военное время не прибегал к внешним займам, Екатерина II положила начало российской традиции занимать деньги у европейских банкиров. В 1769 г. был осуществлен первый такой заем, и с тех пор Россия часто прибегала к иностранным заимствованиям, постепенно увеличивая свой внешний долг.

О Медном банке вспоминали мало, не говоря уж о другом государственном кредитном учреждении, созданном по инициативе П.И. Шувалова, ?Банке артиллерийского и инженерного корпусов, или Артиллерийском банке. Он был учрежден в 1760 г. как банк созданной при императрице Елизавете Петровне артиллерийской и инженерной школы в Петербурге, шефом которой был П.И. Шувалов. Школа готовила офицерские кадры для элитных подразделений русской армии ?артиллерии. Помимо дисциплин, связанных с военным делом, здесь обучали иностранным языкам, гуманитарным, естественным и точным наукам. Артиллерийский банк должен был покрыть расходы не только этого заведения, но и часть расходов на обучение русской армии. Кроме того, этот банк рассматривался правительством как кредитное учреждение для покрытия экстренных расходов государственного бюджета, в особенности в военное время. Его капитал был составлен за счет денег, полученных при перечеканке в монету старых пушек. Известные нумизматам медные пятикопеечники образца 1757 г. некоторое время чеканились почти исключительно из старых орудий.?

По этому поводу князь М.М. Щербатов писал о П.И. Шувалове: когда повсюду в Европе умножали артиллерию и Россия, имея тысячи пушек, могла бы, только их перелив, снабдить армию и флот, он множество старых пушек в медную монету переделал (16). Впрочем, обвинения М.М. Щербатова не вполне справедливы, так как П.И. Шувалов как генерал-фельдцейхмейстер русской армии тщательно следил за оснащением русской армии, и в особенности артиллерии, что сыграло немаловажную роль в победах над Пруссией.?

Артиллерийский банк просуществовал также недолго и был ликвидирован почти одновременно с Медным банком. Деятельность Артиллерийского банка практически не изучена, хотя нередко она оценивается негативно (17).

Определенный шаг к пониманию заслуг П.И. Шувалова и значения созданных им банков был сделан только в начале XX века. Несмотря на сравнительно небольшой период своего существования, Медный банк представлял собой уже значительный шаг вперед сравнительно с Купеческим банком и мерами вексельного производства: здесь замечается уже зародыш операций трансферта и текущих счетов (18). С этой оценкой известного историка российских банков И.И. Левина трудно не согласиться.

А.В. Бугров.

?


1 С 1755 г. медная монета чеканилась по 8-рублевой стопе, а с 1757 г. ?по 16-рублевой стопе. Таким образом, из пуда (16,38 кг) меди чеканилось монеты на 16 рублей при том, что казна покупала медь по 5 рублей за пуд. С 1762 г. монеты стали чеканиться по 32-рублевой стопе, однако указом от 27 января 1762 г. восшедшая на престол императрица Екатерина II ограничила срок хождения такой монеты одним годом. Впоследствии эта монета была выменена у населения и перечеканена по 16-рублевой стопе. Оставшиеся медные монеты образца 1762 г. являются большой нумизматической редкостью.
2 Полное собрание законов Российской империи. ?СПб., 1830. ?Т. 14. ?С. 807-816.
3 Эти города были указаны в специальном реестре, приложенном к указу от 6 ноября 1757 г.: Киев, Оренбург, Ревель, Белгород, Орел, Тверь, Кострома, Вятка, Вологда, Смоленск, Астрахань, Архангельск, Калуга, Переславль-Рязанский, Великие Луки, Суздаль, Арзамас, Псков, Казань, Нижний Новгород, Воронеж, Тула, Юрьев-Польской, Шацк, Севск, Ярославль, Владимир, Галич, Пенза, Тамбов, Белев, Серпухов, Кашин, Болхов, Каргополь, Мценск, Симбирск, Чебоксары, Торопец, Коломна, Брянск, Вязники, Саратов, Алатор, Торжок, Вязьма, Ростов, Курск, Муром, Елец.
4 Полное собрание законов Российской империи. СПб., 1830.? ?Т. 15. ?С. 244-246.
5 Соловьев С.М. Сочинения: В 18 книгах. ?Книга XII. ?М., 1993. ?С. 467.
6 Полное собрание законов Российской империи. ?СПб., 1830. ?Т. 15. ?С. 245-246.
7 Соловьев С.М. Сочинения: В 18 книгах. ?Книга XIII. ?М., 1994. ?С. 314.
8 А.И. Юхт считает указанную сумму заниженной. (См. Юхт А.И. Русские деньги от Петра Великого до Александра I. ?М., 1994. ?С. 136.).
9 Полное собрание законов Российской империи. ?СПб., 1830. ?Т. 15. ?С. 888.
10 Екатерина II. Сочинения. ?М., 1990. ?С. 471.
11 Возврат в казну казенных предприятий, взятых на откуп П.И. Шуваловым, произошел в 1762 г.
12 Троицкий С.М. Финансовая политика русского абсолютизма в XVIII в. ?М., 1966. ?С. 73, 78-79, 86-87.
13 Торговля и предпринимательство в феодальной России. ?М., 1994. ?С. 277.
14 О повреждении нравов в России князя М.Щербатова и Путешествие А.Радищева. ?М., 1985. ?С. 109.
15 Екатерина II. Сочинения. ?М., 1990. ?С. 476.
16 О повреждении нравов в России князя М.Щербатова и Путешествие А.Радищева. ?М., 1985. ?С. 108.
17 См.: Боровой С.Я. Кредит и банки России: середина XVII в. ?1861 г. ?М., 1958.
18 Левин И.И. Акционерные коммерческие банки в России. ?Пг., 1917. ?Т. 1. ?С. 3



Материал подготовлен Департаментом внешних и общественных связей Банка России



Новости для банков
18.09.2017
Сбербанк в 2018 году реализует более 150 проектов на основе искусственного интеллекта
18.09.2017
S&P подтвердило рейтинг России на уровне "ВВ+", прогноз позитивный
18.09.2017
Банки собирают голоса. Риски мошенничества при удаленной идентификации вкладчиков будут сведены к минимуму Все новости
Новости ББТ
01.08.2017
Обновлены критерии системной и социальной значимости платежной системы
18.07.2017
Банк России утвердил новые требования к формированию резервов на возможные потери по ссудам
17.07.2017
Регуляторы коллекторов оказались невзыскательными
29.06.2017
Обновление раздела ББТ "Информационная безопасность банка" от 29.06.2017
29.06.2017
Обновление раздела ББТ "Разные тесты" от 29.06.2017 Все новости
Новости библиотеки
22.08.2017
Очередное обновление Электронной Библиотеки Банка от 22.08.2017
17.07.2017
Обновление Электронной Библиотеки Банка от 17.07.2017 Все новости