Календарь мероприятий



Государственный банк и кредитование банковских учреждений Москвы в 1860?1890-е годы

...Из истории Банка России

Вопрос о взаимоотношениях Московской конторы Государственного банка с акционерными коммерческими банками изучен значительно лучше остальных моментов истории конторы. Во многом это объясняется интересом исследователей к акционерным коммерческим банкам, деятельность которых детально рассматривается в работах И.И. Левина, И.Ф. Гиндина, Б.В. Ананьича, Ю.А. Петрова и др.1

К числу малоисследованных вопросов относится взаимодействие конторы и банков в 1860?1890-е годы, то есть в первые тридцать лет деятельности Государственного банка.

К сожалению, за этот период имеются лишь разрозненные сведения и не сведенные в общую систему факты о кредитовании конторой акционерных коммерческих банков. Немногочисленные дошедшие до нас источники представляют собой в основном дела о кредитных линиях банкам, кредитовавшимся в конторе в начале ХХ века. В этих делах есть незначительные по объемам документы более раннего периода, которые, однако, не являются исчерпывающими. Сведения о банках, прекративших свое существование до начала ХХ в., еще более отрывочные, можно найти в журналах правления Московской конторы и в периодике того времени.

В соответствии с уставом Государственного банка 1860 г. его взаимоотношения с нарождавшимися акционерными коммерческими банками определялись их кредитованием. Кредит был главным инструментом проведения политики главного банка империи, в то время как вопросы лицензирования и законодательного банковского регулирования оставались в компетенции Министерства финансов, в частности, входившей в его состав Кредитной канцелярии. Изменения кредитной политики Государственного банка, прежде всего процентной, наряду с циркулярными распоряжениями Министерства финансов позволяли оказывать влияние на банки и их деятельность.

До открытия в 1866 г. Купеческого банка Московская контора была единственным учреждением краткосрочного коммерческого кредита в старой столице. С развитием частного банковского сектора она была вынуждена ?потесниться? и смириться с оттоком клиентов. Однако на протяжении всего своего существования контора играла в банковской жизни Москвы большую роль: поддерживала развитие частного банковского сектора города и была неизменным кредитором различных банковских учреждений, особенно в неблагоприятные периоды.

Как отмечал будущий министр финансов Н.Х. Бунге, образовавшиеся во время Крымской войны (1853?1856 гг.) капиталы ?заявили о своем существовании? основанием частных кредитных учреждений2. В последующие два десятилетия Министерство финансов было буквально завалено проектами об учреждении акционерных коммерческих банков, и почти во всех таких проектах необходимость учреждения банка объяснялась потребностями растущего торгового оборота и развитием железнодорожного строительства. Банковский бум, начавшийся в 1860-х годах, поддерживался Государственным банком. Для вновь созданных банков он стал постоянным источником средств ? кредитов по специальным текущим счетам под векселя и по переучету векселей.

Создание акционерных коммерческих банков было облегчено законом от 31 мая 1872 г., отменявшим необходимость получения каждым банком концессии в законодательном порядке. При этом право утверждать их уставы предоставлялось министру финансов. За образец банковских уставов были взяты уставы Варшавского Учетного, Тифлисского Коммерческого и Азовско-Донского банков.

В Москве год за годом появлялись все новые кредитные учреждения. В 1862 г. было создано Московское городское кредитное общество ?для производства ссуд под залог недвижимых имуществ, состоящих в черте города?. Спустя четыре года, в 1866 г., открылся Московский Купеческий банк, почти сразу же получивший кредит в Московской конторе Государственного банка. В 1869 г. было учреждено Московское купеческое общество взаимного кредита. Еще через год возник Московский Учетный банк, одним из учредителей которого стал торговый дом ?Вогау и К??, уже в 1862 г. кредитовавшийся в Московской конторе на крупные суммы. В 1871 г. начал свою деятельность Московский Торговый банк, в 1872 г. ? Московский земельный банк, в 1873 г. ? Московское общество кредита под залог недвижимости, в 1875 г. ? Второе московское общество взаимного кредита. Появляются отделения Волжско-Камского коммерческого банка (1870 г.) и Петербургско-Тульского поземельного (1872 г.)3.

Известный историк И.Ф. Гиндин относил московские банки к особому типу банковских учреждений, сходных с английскими депозитными банками4. Они не организовали сети своих филиалов на периферии, а их операции с ценными бумагами ?расширялись лишь в той мере, в какой собранные ими вклады не находили места в торгово-промышленных кредитах?5. Организованные представителями крупной московской буржуазии, эти банки занимались кредитованием в первую очередь наиболее значительных российских фирм.

Государственный банк поощрял процесс активного образования акционерных коммерческих банков, выделяя им кредиты на льготных условиях. Так, сразу после учреждения Купеческого банка его руководство обратилось в Министерство финансов с ходатайством о предоставлении кредита в размере 1 млн. руб. Московской конторой Государственного банка6. Кредит Купеческому банку был открыт в форме текущего счета под обеспечение процентными бумагами, ?принимаемыми банком по уставу своему в залог?7. Лимит кредита не был определен, что свидетельствовало о намерении Государственного банка увеличить его в ближайшее время. Действительно, ?в видах содействия учетной операции вообще и производимой Московским Купеческим банком в особенности Правление [Государственного] банка полагало допустить в Московской конторе переучет векселей, принятых Московским Купеческим банком, на миллион рублей с взысканием при переучете полупроцентом менее противу процентов, назначенных по учету векселей в Московской конторе вообще?8. 1 марта 1867 г. Правление Государственного банка постановило исчислять проценты по переучету в Московском Купеческом банке по нормам процентов по текущему счету, ?а не по учетной операции?9. Этот более льготный процент, по словам Е.И. Ламанского, был направлен на ?дальнейшее споспешествование успехам означенного банка по примеру Общества взаимного кредита (в Петербурге. ? А.Б.)?10.

Таким образом, к 1868 г. кредит Московскому Купеческому банку по переучету и перезалогу достиг 1,5 млн. рублей11. В связи с увеличением в этом году капитала Купеческого банка на 1,775 млн. руб. Московская контора в начале 1869 г. увеличила размер кредита еще на 1 млн. рублей. А в начале 1870 г. лимит кредита по переучету векселей для коммерческого банка был доведен до 5 млн. рублей12.

К сожалению, сведений о кредитовании до конца XIX в. двух других крупных московских банков ? Торгового и Учетного ? не сохранилось. Известно, что значительные ссуды получали Московский Ссудный банк и Московское купеческое общество. В списке переучтенных векселей за 1872?1873 гг. фигурируют векселя от коммерческих банков ? Московского Купеческого, Учетного, Коммерческого ссудного, Волжско-Камского, Промышленного, Торгового, Общества взаимного кредита13.

Несмотря на, в общем-то, доброжелательное отношение к кредитным учреждениям, Государственный банк с самого начала своей деятельности сдерживал их спекулятивную активность и стремился направить их деятельность в русло кредитования отечественной экономики. Уже в 1863 г. банк ввел ограничения на выдачу банкирским домам кредитов под залог процентных бумаг14. Даже по отношению к Купеческому банку слишком мягкие условия, обусловленные эйфорией по поводу открытия первых частных банков, были ужесточены в соответствии с рекомендациями Управляющего Государственным банком А.Л. Штиглица управляющему Московской конторой А.Н. Дюклу в конце ноября 1866 г.: ?При принятии векселей на переучете следует руководствоваться общими правилами, наблюдаемыми по учетной операции в отношении благонадежности векселедателей и надписателей?15. Рекомендовалось принимать к переучету векселя на общих основаниях учета и переучета, принятых в Московской конторе. Это должны были быть главным образом ?первоклассные? векселя, выписанные преимущественно на лиц, не пользующихся кредитом в конторе, или же на известных московских купцов16.

В 1867 г. ограничения по кредитованию акционерных коммерческих банков были подтверждены, а спустя шесть лет циркуляром от 12 июня 1873 г. Московской конторе было запрещено открывать акционерным коммерческим банкам специальные текущие счета под залог ценных бумаг17. Циркуляр от 4 февраля 1874 г. подчеркивал, что ?частным банкам не предоставлено в Государственном банке никаких особых льгот или преимуществ в сравнении с частными лицами?, и предписывал очень внимательно и придирчиво относиться к кредитованию частных банков18.

Основной формой кредитования акционерных коммерческих банков в Московской конторе стало открытие кредитных линий ? специальных текущих счетов под векселя и под процентные бумаги. С 1870-х годов так кредитовались все крупные московские частные кредитные учреждения19. В то же время кредиты по переучету векселей в Московской конторе получали в большей мере различные учреждения Государственного банка, предпочитавшие переучитывать часть своих векселей в Москве. Прежде всего это относилось к Рижской конторе и Лодзинскому (с 1885 г.) отделению, обслуживавшим экономически развитые районы империи.

Форма специального текущего счета под обеспечение векселями клиентов способствовала кредитованию акционерными коммерческими банками торговли и производства. Циркуляр от 12 июня 1873 г. указывал, что эти счета должны открываться только банковским учреждениям. В 1887 г. Государственному банку было разрешено открывать кредиты в форме специального текущего счета под векселя и процентные бумаги на срок до девяти месяцев. При этом проверялась платежеспособность банка: коммерческие банки, которым открывался кредит, должны были предоставлять в контору ежемесячные балансы и отчеты за последние годы20.

Определенным рубежом в истории российских банков стал кризис 1875 г., положивший конец банковскому грюндерству второй половины 1860-х ? начала 1870-х годов. Банковский кризис, порожденный экономическим кризисом 1873 г., наиболее рельефно выявил роль Государственного банка и его Московской конторы как ?спасательного круга? для акционерных коммерческих банков. Благодаря правительственной поддержке многие учреждения были спасены. Однако в число обанкротившихся кредитных учреждений попал Московский Ссудный банк.

Причиной краха этого банка было неумеренное увлечение инвестиционной деятельностью, вложение привлеченных средств в ценные бумаги, зачастую сомнительного свойства. Это подтверждается публиковавшимися в газетах балансами банка, в которых к 1875 г. ценные бумаги составляли до половины актива. Игра с этими бумагами происходила на иностранных биржах; кроме того, значительные по объемам кредиты были предоставлены германскому промышленнику Генриху Струссбергу. Благодаря взяткам директорам правления он сумел занять в Московском Ссудном банке 8 млн. рублей21.

В связи с начавшимися в 1875 г. затруднениями Ссудного банка и его окончательной ликвидацией в 1878 г. в Московской конторе происходил значительный прилив вкладов из коммерческих банков. Так, за шесть лет (с конца 1872 г. по осень 1878 г.) объем вкладов в конторе вырос с 38,5 до 88,0 млн. руб., или в 2,3 раза.

Рост вкладов в Московской конторе Государственного банка в 1872?1878 годах22

Дата

Количество вкладов

Увеличение к предыдущей дате по количеству вкладов

Общая сумма, млн. руб.

Увеличение к предыдущей дате по сумме вкладов, млн. руб.

1 декабря 1872 г.

6 986

?

38,5

?

1 декабря 1873 г.

7 942

956

42,2

3,7

1 декабря 1874 г.

9 166

1 224

49,6

7,4

1 декабря 1875 г.

10 950

1 784

56,4

6,8

1 декабря 1876 г.

12 395

1 445

62,7

6,3

1 декабря 1877 г.

13 599

1 204

67,7

5,0

1 марта 1878 г.

13 802

203

69,5

1,8

1 октября 1878 г.

16 226

2 424

88,0

18,5

С другой стороны, резко выросли заимствования частных банков в форме специальных текущих счетов. К сожалению, имеются лишь общие сведения о выдаче Московской конторой ссуд под залог процентных бумаг и векселей в форме специальных текущих счетов за это время. Однако они показывают, что к концу 1875 г. объем таких ссуд достиг 5,1 млн. руб., в то время как по состоянию на конец 1872 г. данные ссуды вообще не значились, а к концу 1874 г. их было всего 0,002 млн. рублей23.

В этих условиях Государственный банк в 1875 г. разрешил Московской конторе принимать к учету вкладные билеты пошатнувшихся банков до 9 месяцев из низкого процента с выдачей суммы в размере 40?50% номинальной стоимости. Эти ценные бумаги были рискованными, но, несмотря на это, контора принимала их. В том же году конторе было временно предоставлено право открывать частным кредитным учреждениям кредиты под векселя их клиентов сроком от 6 до 9 месяцев24. Эти меры помогли справиться с затруднениями многим российским банкам.

Для предупреждения подобных банковских кризисов Министерство финансов инициировало издание 5 апреля 1883 г. Общего положения об акционерных коммерческих банках25, ужесточавшего нормы для существующих и открывающихся банков. В числе этих норм было введение своего рода резервов на покрытие убытков ? обязательного текущего (пассивного) счета в Государственном банке, который в совокупности с кассой должен был составлять не менее 10% общей суммы обязательств банка. Впрочем, и до 1883 г. Государственный банк придерживался правила наличия текущего счета в банке у кредитного учреждения ? заемщика.

В течение 1880-х годов процесс учреждения новых частных банков замедлился. Крупные свободные капиталы уже были аккумулированы в существовавших кредитных учреждениях; к тому же Общее положение 1883 г. ограничивало банковское грюндерство. Новое время характеризовалось расширением уже существовавших кредитных учреждений. В Москве появились только Московский частный ломбард (1884 г.), агентство Среднеазиатского коммерческого банка (1881 г.), отделения Русского торгово-промышленного коммерческого (1889 г.), Русско-Китайского (1895 г.) и Петербургского Международного коммерческого (1897 г.) банков. В 1895 г. начало свою деятельность Второе московское общество кредита под залог недвижимости26. При этом государственная помощь банкам сохранялась: в 1881 г. в период ?напряженного состояния торговли? контора кредитовала Второе московское общество взаимного кредита на 100 тыс. руб. серебром. В том же году кредит был увеличен на 200 тыс. рублей27.

В середине 1880-х годов в Москву было переведено правление основанного еще в 1872 г. Рязанского торгового банка, с 1884 г. получившего название Московско-Рязанского, а с 1891 г. ? Московского Международного торгового банка. Этот банк занимал центральное положение в банковско-промышленной группе известного российского предпринимателя Л.С. Полякова28. Это был второй по величине акционерный коммерческий банк в Москве, по объему своих операций уступавший лишь Московскому Купеческому банку. Практически с самого начала своей деятельности этот банк получил кредит в Московской конторе. В июне 1885 г. ему было предоставлено 0,5 млн. руб.29 путем перевода этой суммы из Рязанского отделения Государственного банка. В 1891 г. этому банку, испытывавшему затруднения из-за неумеренного кредитования крупного предприятия шерстяной промышленности товарищества Бабкиных30, была вновь оказана помощь. В 1893 г. банк получил уже целевой кредит ?для выдачи ссуд под хлеб?; кроме того, его лимит по переучету векселей был увеличен вдвое (до 100 тыс. руб.)31.

Пример Московского Международного торгового банка показателен как образец всемерной помощи Московской конторы банкам в старой столице. Кредиты этому банку увеличивались год от года, и в 1898 г. его лимит по переучету составлял 1 млн. руб., а в 1899 г. ? 3 млн. рублей (при этом Л.С. Поляков просил довести лимит до 7 млн. руб.)32.

С конца XIX в. Государственный банк начинает практиковать выдачу акционерным коммерческим банкам целевых кредитов, главным образом ?под хлеб?. Сущность этой операции заключалась в поддержке хлебной кампании 1893/1894 года. Кредит открывался коммерческим банкам в форме специального текущего счета, обеспеченного векселями из 3,5% в год. В свою очередь, эти банки выступали агентами Госбанка по этой операции, кредитуя сельскохозяйственных производителей и хлебных торговцев под соло-векселя.

В 1893?1894 гг. такие кредиты открывались Государственным банком Волжско-Камскому банку, Петербургскому Международному банку, Русскому для внешней торговли банку, Русскому торгово-промышленному банку, Московскому Купеческому банку, Московскому Международному банку, Московскому Учетному банку, Азовско-Донскому банку и другим банковским учреждениям по указанию министра финансов.

Акционерные коммерческие банки кредитовали, в свою очередь, сельскохозяйственных производителей из 5,5?6% годовых сроком до 9 месяцев, делая прибыль на марже в 2?2,5%. Размер ссуд устанавливался в процентном соотношении от местной цены хлеба (не менее 50%).

Несмотря на развернутую программу помощи российскому сельскому хозяйству, Московская контора приняла в ней очень скромное участие. Известно только, что она кредитовала ?под хлеб? Московский Международный торговый банк на 200 тыс. рублей33.

К концу XIX в. Москву начинают ?обживать? отделения петербургских банков. В Первопрестольной находились отделения Волжско-Камского коммерческого банка, Русского торгово-промышленного банка, Русского для внешней торговли банка, Петербургского Международного коммерческого банка, Петербургского Частного коммерческого и Северного банков. Не собирая в первые годы после открытия значительных средств по вкладам и текущим счетам, они проводили учетно-ссудные операции в основном за счет лимитов сумм, отпускаемых из Петербурга. Благодаря этому ресурсу кредитные операции московских отделений существенно увеличивались. Только в отделении Русского торгово-промышленного банка за 1902 г. учет векселей вырос на 21% (до 3,1 млн. руб.), выдача ссуд ? на 72% (до 3,0 млн. руб.), а в отделении Петербургского Международного коммерческого банка это увеличение составило 26 и 25,4% соответственно34.

Московская контора Государственного банка, активно кредитовавшая московские банки, оказывала помощь и отделениям петербургских кредитных учреждений. Известно, что в начале ХХ в. отделение Волжско-Камского коммерческого банка кредитовалось по специальному текущему счету на 3 млн. руб., отделение Русского торгово-промышленного банка ? на 0,5 млн. рублей35. По данным конца XIX в., кредит Московскому отделению Петербургского Международного коммерческого банка составлял 3 млн. руб., отделению Петербургского Частного коммерческого банка ? 2 млн. руб., а отделению Северного банка ? 1 млн. рублей36.

В отношении отделений петербургских банков Московская контора проявляла осмотрительность. Если руководители московских банков чиновникам Государственного банка были хорошо известны, то о руководстве отделений петербургских банков этого нельзя было сказать. О том, что в конце XIX в. контора практиковала проверку профессионального опыта и благонадежности последних, свидетельствуют документы по кредитованию московского отделения Русского для внешней торговли банка.

В 1896 г. этот акционерный коммерческий банк обратился с ходатайством об открытии его Московскому ?комиссионерству? (отделению) кредита по специальному счету под процентные бумаги в размере 300 тыс. рублей37. ?Комиссионерами? этого банка в Москве были Г.А. Ольдекоп, М.Ю. Бернблюм и С.Л. Эпштейн. По мнению управляющего Московской конторой Государственного банка Н.Я. Малевинского, эти банкиры ?хорошо знакомы с банковским делом и с его операциями и вполне одобрительных, нравственных качеств?38. Управляющим московского отделения Русского для внешней торговли банка был уже упомянутый член этой ?комиссионерской? тройки М.Ю. Бернблюм, который (по собранным чиновниками Московской конторы справкам) ранее был поверенным Одесского банкирского дома О.Хайес. Поверенным отделения состоял и некто Милютин, бывший артельщиком ?одной чайной фирмы? и служивший ранее в агентстве Лионского кредита в Москве в качестве агента, ? ?человек, по слухам, вполне порядочный, сведущий и со средствами?39.

Русский для внешней торговли банк был петербургским банком, что определялось не только местонахождением его правления в Северной столице, но и спецификой получения основной прибыли. В отличие от московских банков у банков петербургских подавляющая доля активных операций представляла собой кредитование торговли и промышленности, была развита инвестиционная деятельность, операции с ценными бумагами, что обусловливало их тесную связь с биржевыми спекуляциями40.

Несмотря на то что, по мнению Учетно-ссудного комитета Московской конторы Государственного банка, учетные операции в Русском для внешней торговли банке не являлись преобладающими, комитет в 1898 г. одобрил открытие кредита этому банку в размере 300 тыс. руб., ссылаясь на значительность вексельного портфеля банка и учитывая, очевидно, благоприятное мнение Н.Я. Малевинского о руководстве московского отделения банка.

Приложенные к делу об открытии кредита балансы этого банка на 31 декабря 1897 и 1898 гг. показывали, что довольно значительная доля активов приходилась на онкольные ссуды под не гарантированные правительством ценные бумаги (в значительной степени рисковые ссуды). На конец 1897 г. эта доля составляла 692,1 тыс. руб., или 20% всех активов (при общей сумме активов 3,4 млн. руб. на 31 декабря 1897 г. и 3,1 млн. руб. на 31 декабря 1898 г.), на конец 1898 г. ? 406,2 (13% всех активов). Примерно таким же (около 20%) был удельный вес вексельного учета в 1897 и 1898 годах. Немалые суммы приходились на текущий счет отделения в Московской конторе Государственного банка (10 и 15% активов соответственно) и кредиты корреспондентам под не гарантированные правительством ценные бумаги (10 и 9%). Основные статьи привлеченных средств конторы ? счет правления и вклады на обыкновенный текущий счет, составлявшие 82?84% пассива41.

Таким образом, за счет средств, высылаемых конторе по указанию правления из Петербурга, и за счет очень неустойчивых по характеру пассивов в виде текущих счетов московское отделение Русского для внешней торговли банка проводило краткосрочное кредитование фирм, а также банков и банкирских контор под залоги, не отличавшиеся высокой ликвидностью.

Относительно невысокое качество вексельного портфеля отделений петербургских банков неоднократно подчеркивалось Учетно-ссудным комитетом Московской конторы. Так, когда на заседании 27 июня 1897 г. комитет рассматривал ходатайство правления Петербургского частного коммерческого банка об увеличении кредита под векселя его московскому отделению с 2 до 3 млн. руб., было сделано заключение о невысоком качестве вексельного портфеля, которое было ?часто и ниже посредственного?. Лишь приняв во внимание ?прочно установившееся положение Петербургского частного коммерческого банка и крупную сумму складочного и запасного капиталов его?, комитет удовлетворил ходатайство об увеличении кредита.

По-видимому, помощь Петербургскому Частному коммерческому банку была оказана не без содействия управляющего Московской конторой Государственного банка Н.Я. Малевинского, который лично убеждал Центральное управление Государственного банка в том, что деятельность отделения этого кредитного учреждения не носит ?в настоящее время? спекулятивного характера42.

Осенью 1897 г. вопрос об открытии кредита московскому отделению Петербургского частного коммерческого банка был решен положительно, однако сумму кредита урезали до 250 тыс. руб., что заставило банк возобновить ходатайство. 18 сентября 1899 г. Учетно-ссудный комитет Московской конторы высказался за открытие банку кредита на 750 тыс. рублей43. Однако московское отделение банка получило эту сумму лишь в 1901 году. Она была распределена следующим образом: 450 тыс. руб. ? по переучету, 200 тыс. руб. ? по специальному счету, обеспеченному векселями, 100 тыс. руб. ? по специальному счету под процентные бумаги44.

Большинство петербургских банков еще в конце XIX в. предпочитали делать деньги на биржевой игре, особенно в период грюндерского бума 1893?1896 годов. Несмотря на все ограничения на использование кредитов для спекулятивных операций, многие частные кредитные учреждения продолжали их проводить за счет средств, полученных из главного банка империи. Так, в 1892 г. московскому отделению Русского торгово-промышленного коммерческого банка был открыт трехмесячный кредит в сумме 250 тыс. руб. из 4% годовых под закладные листы Государственного Дворянского земельного банка. При этом Московская контора уведомила банк, что ?открываемые частным банкам кредиты имеют исключительное назначение служить для сих учреждений запасным ресурсом на случай усиленного востребования вкладов, но никак не для расширения активных операций?45. В 1893 г. этот кредит был выдан в форме онкольного счета46, а еще спустя два года Русский торгово-промышленный коммерческий банк просил кредитовать его еще на 200 тыс. рублей.

Проверка деятельности этого банка выявила, что полученные в Московской конторе деньги использовались главным образом на спекулятивные операции ? онкольные ссуды под залог ценных бумаг и покупку-продажу ценных бумаг. По заключению аудитора, деятельность московского отделения Русского торгово-промышленного коммерческого банка была ?преимущественно спекулятивного характера, причем у него на подобного рода деятельность средств не хватает?. Однако, по свидетельству другого эксперта, это обстоятельство не должно ставиться ему в вину, так как характер деятельности этого банка не слишком отличался от деятельности других коммерческих банков47. Кредитование им московской торговли и промышленности было минимальным.

Несмотря на это, Русскому торгово-промышленному коммерческому банку была выдана просимая сумма при условии ее целевого использования ?исключительно для развития учетной и товарной операций, а отнюдь не для расширения операций ссуд под процентные бумаги и покупки и продажи таковых?. В 1902 г. банку было вновь выдано 300 тыс. руб. переводом денег в Московскую контору из Петербурга, хотя представляется сомнительным, чтобы банк, следуя указаниям Московской конторы, изменил характер своих операций.

В конце XIX в. балансовые остатки на начало года по кредитованию московских банковских учреждений и отделений петербургских банков колебались на уровне 29?35 млн. руб. и в среднем составляли порядка 50% от объемов кредитных операций конторы48. Из них 7 млн. руб. приходилось на кредит Московскому обществу взаимного кредита49. Однако для нас важнее цифры годовых выдач кредитов, которые скрыты статьями балансов, сгруппированным не по категориям заемщиков, а по виду кредита и характеру залога. Так, в 1894 и 1895 гг. объемы переучета векселей ? операции, проводившейся лишь по отношению к кредитным учреждениям, ? составляли соответственно 30,4 и 34,1 млн. руб., что в среднем вдвое меньше, чем объемы учета векселей от фирм (65,9 и 56,9 млн. руб. соответственно)50. С другой стороны, кредитование банков с 1897 по 1899 г. возросло также вдвое (с 77,2 до 158,7 млн. руб.), причем наиболее существенный рост приходился на 1899 г.51 ? год начала затяжного экономического кризиса.

По формам кредитования банков первое место в конце XIX в. занимали специальные текущие счета под векселя, на которые приходилось от 60 до 70% всего объема суммы кредитов банкам. От 30 до 40% составляла доля переучета, в то время как специальные текущие счета под процентные бумаги практически не развивались, главным образом из-за циркулярных ограничений.

Выбор формы кредитов акционерным коммерческим банкам зависел не от желаний клиентов, а от решений чиновников главного банка империи, что приводило к преобладанию специальных текущих счетов под векселя, с 1894 г. выдававшихся в форме онкольных кредитов. Однако более предпочтительной формой кредитования акционерных коммерческих банков оставался переучет векселей: по нему взимались более низкие проценты, чем по специальным текущим счетам.

Понимая преимущества переучета, акционерные коммерческие банки добивались у Московской конторы многочисленных превышений лимитов по вексельным кредитам, о чем красноречиво свидетельствуют журналы Учетно-ссудного комитета этого времени. Эти разовые превышения, которых могло быть несколько в течение года, обычно не превышали нескольких десятков тысяч рублей. Однако они могли составлять и значительные суммы. Так, 9 октября 1899 г. Московскому учетному банку (его долг Московской конторе Государственного банка составлял в конце XIX в. 2,5 млн. руб.) лимит кредита был увеличен на 283,5 тыс. руб., а 2 декабря того же года Московскому международному торговому банку ? на 387,2 тыс. руб. ?ввиду краткосрочности представленных к учету векселей?52. Практикой повышения лимита кредитов активно пользовалось также московское отделение Петербургско-Азовского коммерческого банка53.

Таким образом, на примере Московской конторы Государственного банка отчетливо прослеживается ?покровительственная? политика государства по отношению к акционерным коммерческим банкам в последней трети XIX века. Частные банковские учреждения входили в число постоянных клиентов конторы, им предоставлялись значительные по объемам кредиты, причем кредитные лимиты постоянно увеличивались. Тем не менее кредитование банков не было абсолютным приоритетом: кредитование торгово-промышленных фирм к концу XIX в. составляло не менее половины от объемов учетно-ссудных операций конторы54.

А.В. Бугров, к.и.н.

 

1 Левин И.И. Акционерные коммерческие банки в России. Т. 1. Пг., 1917; Гиндин И.Ф. Банки и промышленность в России до 1917 г.: К вопросу о финансовом капитале в России. М.; Л., 1927; Его же. Русские коммерческие банки: Из истории финансового капитала в России. М., 1967; Бовыкин В.И. Зарождение финансового капитала в России. М., 1967; Ананьич Б.В. Банкирские дома в России. 1860?1914: Очерки истории частного предпринимательства. Л., 1991; Петров Ю.А. Коммерческие банки Москвы: конец XIX ? 1914 г. М., 1998.

2 Левин И.И. Акционерные коммерческие банки в России. Т. 1. Пг., 1917. С. 165.

3 Справочная книга о лицах, получивших на 1888 г. купеческие свидетельства по 1 и 2 гильдиям в Москве. М., 1888. С. 60?67.

4 Гиндин И.Ф. Банки и экономическая политика в России (XIX ? начало XX в.). М., 1997. С. 79.

5 Там же. С. 274.

6 Центральный исторический архив г. Москвы (далее ? ЦИАМ), ф. 450, оп. 8, д. 59, л. 6.

7 Там же, л. 6.

8 Там же, л. 6 об.

9 Там же, л. 12.

10 Там же.

11 Гиндин И. Государственный банк и экономическая политика царского правительства (1861?1892 гг.). М., 1960. С. 58.

12 ЦИАМ, ф. 450, оп. 8, д. 59, л. 14 об., 16.

13 Там же, оп. 6, д. 59, л. 19.

14 Там же, оп. 1, д. 4, л. 226.

15 Там же, оп. 8, д. 59, л. 9.

16 Там же, л. 9 об. ? 10.

17 Циркулярные распоряжения Государственного банка по его конторам и отделениям. Т. 1. СПб., 1893. С. 406.

18 Там же. С. 237?242.

19 К 1875 г. в Московской конторе по специальным текущим счетам кредитовались Московский Купеческий, Московский Учетный, Московский Торговый, Волжско-Камский и Промышленный банки, а также Московское Общество взаимного кредита (ЦИАМ, ф. 450, оп. 2, д. 69, л. 35).

20 Циркулярные распоряжения Государственного банка по его конторам и отделениям. Т. 1. СПб., 1893. С. 61.

21 Петров Ю.А. Коммерческие банки Москвы: конец XIX ? 1914 г. М., 1998. С. 26.

22 ЦИАМ, ф. 450, оп. 1, д. 19, л. 626 об.

23 Статистические данные по операциям Государственного банка и сберегательных касс за 1860?1893 гг. СПб., 1893. С. 34?35.

24 Левин И.И. Акционерные коммерческие банки в России. Т. 1. Пг., 1917.

25 Полное собрание законов Российской империи. Собрание III. Т. 3. СПб., 1886. С. 105.

26 Справочная книга о лицах, получивших на 1888 г. купеческие свидетельства по 1 и 2 гильдиям в Москве. М., 1888. С. 347?348.

27 ЦИАМ, ф. 450, оп. 1, д. 23, л. 598 об. ? 599 об.

28 О банковской деятельности Л.С. Полякова подробно рассказывается в статье Ю.А. Петрова ?Экономический кризис начала ХХ в. и Государственный банк: дело Лазаря Полякова? (?Вестник Банка России? от 27 февраля 2008 года ? 10).

29 ЦИАМ, ф. 450, оп. 8, д. 111, л. 7.

30 Гиндин И. Государственный банк и экономическая политика царского правительства (1861?1892 гг.). М., 1960. С. 381.

31 ЦИАМ, ф. 450, оп. 8, д. 111, л. 11, 13.

32 Там же, л. 32, 34, 36.

33 ЦИАМ, ф. 450, оп. 2, д. 75, л. 4 об.

34 ЦИАМ, ф. 450, оп. 8, д. 455, л. 25 об. ? 26 об.

35 Там же.

36 Там же, л. 26 об. ? 27.

37 Там же, д. 282, л. 1.

38 Там же, л. 5 об.

39 Там же, л. 23.

40 Об особенностях коммерческих операций акционерных коммерческих банков в России см.: Саломатина С.А. Коммерческие банки в России: динамика и структура операций, 1864?1917 гг. М., 2004.

41 ЦИАМ, ф. 450, оп. 8, д. 455, л. 9?12.

42 Там же, оп. 2, д. 108, л. 7 об.

43 Там же, л.12.

44 Там же, л.19.

45 ЦИАМ, ф. 450, оп. 2, д. 70, л. 7.

46 Онкольный счет (от англ. on call ? до востребования) ? форма кредитования, по условиям которой заемщик был обязан по первому требованию кредитора возвратить сумму кредита или внести дополнительный залог. Онкольные счета были введены в Государственном банке по образцу английских банков в конце XIX в. и в начале ХХ в. стали преобладающей формой кредитования акционерных коммерческих банков.

47 ЦИАМ, ф. 450, оп. 2, д. 70, 37 об. ? 38.

48 Там же, д. 110, л. 52, 421 об.

49 Там же, л. 52.

50 ЦИАМ, ф. 450, оп. 2, д. 70, л. 191 об., 288.

51 Там же, л. 458.

52 ЦИАМ, ф. 450, оп. 17, д. 36, л. 161, 193.

53 Там же, л. 110, 126, 194 об., 197 об., 201 об., 208.

54 См. статью А.В. Бугрова ?Кредитные операции Московской конторы Государственного банка в последней трети XIX века? (?Вестник Банка России? от 10 июня 2008 года ? 31).


Материал подготовлен Департаментом внешних и общественных связей



Новости для банков
24.10.2017
Международный Интернет-Чемпионат "Деньги" ЕАЭС - 2017
16.11.2017
ЦБ усилит надзор за банками с высокими ставками по вкладам
16.11.2017
Банки будут получать справки о судимости россиян Все новости
Новости ББТ
24.10.2017
Международный Интернет-Чемпионат "Деньги" ЕАЭС - 2017
15.11.2017
О признаках возможной связанности лица с кредитной организацией
15.11.2017
Приняты очередные поправки в Закон о валютном регулировании и КоАП РФ.
02.11.2017
Только один из четырёх заёмщиков МФО не имеет банковских кредитов
30.10.2017
Обновление раздела ББТ "Банковские риски" от 31.10.2017 Все новости
Новости библиотеки
17.11.2017
Очередное обновление ЭББ от 16.11.2017. Занесено 70 документов. Добавлены информационные материалы
09.10.2017
Очередное обновление Электронной Библиотеки Банка от 09.10.2017 Все новости