Календарь мероприятий



Налоги и налогоплательщики в России на рубеже ХIХ?ХХ веков

В России на рубеже ХIХ?ХХ вв. прямыми налогами ведал Департамент окладных сборов Министерства финансов. Косвенное обложение концентрировалось в Главном управлении неокладных сборов и казенной продажи питей, реорганизованном в 1900 г. из Департамента неокладных сборов в связи с расширением казенной винной операции. На местах сбором всех видов податей ведали Казенные палаты, в подчинении которых находился штат податных инспекторов. По положению о податной инспекции, принятому в 1899 г., была существенно расширена компетенция этого института, впервые возникшего в 1885 г. в связи с налоговыми реформами Н.Х. Бунге. По положению 1899 г. податным инспектором мог стать только человек с высшим образованием. Основными задачами инспектора были наблюдение за взиманием прямых налогов и надзор за общественными и сословными учреждениями, обязанными уплачивать казенные сборы.

На податную инспекцию была возложена большая работа по взиманию платежей и недоимок с крестьян, в связи с чем штат инспекторов был расширен. Накануне Первой мировой войны наряду с центральным аппаратом Департамента окладных сборов (около 200 штатных единиц) налоговая инспекция насчитывала примерно 1300 служащих (1 тысяча податных инспекторов и 300 их помощников) и, несмотря на относительную малочисленность, успешно справлялась со своим делом1.

По закону о государственном поземельном налоге его взиманием ведало возглавляемое губернатором соединенное губернское присутствие, в состав которого наряду с местными землевладельцами входили податные инспекторы. Налогом с недвижимости в городах ведало Губернское присутствие во главе с управляющим местной Казенной палатой, куда входили чины податной инспекции, представители Министерства финансов, городской голова, председатель губернской земской управы и до трех депутатов от плательщиков. Непосредственно в городах действовали Городские по налогу с недвижимости присутствия под началом местного податного инспектора, представителей городского самоуправления и депутатов от плательщиков.

Основной налог прямого обложения ? промысловый ? находился в компетенции Особого присутствия под председательством директора Департамента окладных сборов, а на местах начисление и взимание налога осуществлялось податной инспекцией под надзором управляющего Казенной палатой. В состав созываемых им Общих и Особых присутствий, помимо депутатов от городского и земского самоуправления, входили представители торгово-промышленных кругов, избираемые от купеческих и биржевых обществ данного города. Жалобы на неправильное обложение приносились в Губернское по промысловому налогу присутствие под председательством губернатора. Низовую структуру образовывали Раскладочные присутствия во главе с местным податным инспектором, в заседаниях его принимали участие как представители государственных учреждений и местного самоуправления, так и сами плательщики налога. Та же схема коллегиального органа сбора (присутствия), обеспечивавшего максимальный баланс интересов казны и плательщиков податей, с возложением ответственности за сбор на аппарат казенных палат и податной инспекции практиковалась и при взимании государственного квартирного налога2.

Коллегиальная форма налоговой администрации была действительно эффективной, объединяя интересы фиска с экспертизой общественных деятелей и депутатов-налогоплательщиков. Недовольство последних, особенно торгово-промышленных предпринимателей, вызывало засилье аграриев-латифундистов в присутствиях по поземельному налогу и недостаточное представительство буржуазии в органах обложения городской недвижимости и промыслов, где они оказывались в меньшинстве по сравнению с чинами налогового ведомства3. Однако, допуская деловых экспертов к обсуждению проблем взимания налога, представители Департамента окладных сборов право принятия решения оставляли безоговорочно за собой.

Важным аспектом характеристики российской налоговой системы является анализ социальных типов налогоплательщиков и уровень их обложения. В самом общем виде тяжесть податного бремени отражает соотношение между национальным доходом на душу населения и объемом платимых этой ?душой? налогов. Имеющиеся сводные данные на 1912 г. демонстрируют средний уровень налогообложения в России на фоне других европейских стран (см. таблицу 1)4.

Таблица 1. Уровень налогообложения в европейских странах в 1912 году

 

Россия

Германия

Англия

Франция

Налогов на душу населения, руб.

11,23

27,38

48,54

41,60

Национальный доход на душу населения, руб.

83,3

292,3

463,5

354,8

Отношение налога к доходу, %

13,5

9,4

10,5

11,7

Налоговое бремя в России в абсолютных цифрах, таким образом, оказывалось в 2?4 раза легче, чем в развитых западноевропейских державах, но реальная тяжесть обложения, то есть отношение к доходу, была выше вследствие крайне малой величины национального дохода на душу населения. Из своего скудного бюджета средний россиянин платил в казну податей больше, нежели богатые немец, англичанин и француз.

Средние цифры, впрочем, не дают адекватного представления о распределении налогового бремени среди основных категорий плательщиков. Налоговая система России, по точному замечанию дореволюционных экономистов, отличалась большой неуравнительностью обложения, поскольку преобразования отдельных налогов производились не одновременно и без общего плана. Прямое обложение основных категорий налогоплательщиков (в процентах к доходу) в 1913 г. представляло собой следующую картину (см. таблицу 2)5.

Таблица 2. Уровень прямого обложения основных категорий налогоплательщиков в России в 1913 году (в % к доходу)

Вид налогов

Государственные налоги

Местные налоги

Всего

Поземельное обложение владельцев угодий:

 

 

 

С частных владельцев земли

1

6

7

С крестьян (надельное землепользование)

1

13

14

С владельцев городской недвижимости

5

11,7

16,7

Промысловое обложение торгово-промышленных предпринимателей:

 

 

 

Предприятия неотчетные

7,2?12,0

4,2

11,4?16,2

Предприятия отчетные

13,0

?

13,0

С собственников денежных капиталов (рантье)

5,0

?

5,0

Данные, приведенные в таблице 2, свидетельствуют о весьма заметном разрыве в уровне налогообложения разных социальных групп. Крестьянская земля облагалась вдвое более высокими налогами, чем помещичья, в торгово-промышленной сфере уровень обложения колебался от 11,4 до 16,2%, с владельцев городской недвижимости налогов взималось втрое больше, чем с живущих на доход от денежных капиталов (16,7 и 5%).

Обращает на себя внимание весьма высокий уровень местного обложения, который у отдельных категорий плательщиков (частных землевладельцев, крестьян, хозяев городской недвижимости) превышает даже ставки государственного налога. Но в то же время в сравнении с центральным государственным бюджетом бюджет органов местного самоуправления (земского, городского и крестьянского), формировавшийся за счет налоговых сборов, заметной роли не играл. По имеющимся данным Министерства финансов, в 1902 г. в целом по России земства получили доход от налогов в размере 121 млн. руб., городские думы ? 117,7 млн. руб., крестьянские мирские и сословные органы ? 70,8 млн. руб. (итого 309,5 млн. руб.). Доходная же часть государственного бюджета за этот год была равна 1428 млн. руб., то есть доля местного бюджета составляла всего 22% от государственного6.

Особого внимания заслуживает проблема налогового бремени основных податных групп населения страны ? крестьян, рабочих, торгово-промышленных предпринимателей и владельцев городской недвижимости.

Крестьянство в России являлось самой многочисленной и наиболее отягощенной налогами группой населения. Отмена выкупных платежей в 1906 г. избавила земледельцев от тягостной подати, однако льгота фактически была сведена на нет ростом иных налогов. За 1907?1913 гг. налоги на крестьянство, государственные и местные, возросли с 601 до 770 млн. руб., или на 28%, тогда как сельское население увеличилось всего на 9%. Таким образом, в годы столыпинской реформы налоговый гнет (главным образом за счет косвенных налогов) рос втрое быстрее, чем деревенское население. Череда хороших урожаев позволила крестьянину поднять доходность своего хозяйства в среднем по России за 1907?1913 гг. на 28%, но рост налогов последовательно ?съедал? эту прибавку, не позволяя существенно поднять уровень жизни крестьянства. Валовой доход на душу сельского населения возрос незначительно (с 31,6 до 36,7 руб.), а отношение налогов и арендных платежей составляло около 22% к валовой доходности крестьянского хозяйства, что следует признать весьма высокой нормой обложения7.

Российская деревня, по оценке советских историков, была максимально обложена податями. Этот вывод имеет под собой основания, однако все познается в сравнении: после Октябрьской революции, отменившей плату за аренду и покупку земли, крестьянин в 1918?1919 гг. отдавал в казну 16,7% своего фонда потребления, то есть примерно столько же, сколько до мировой войны; в 1920?1921 гг., в разгар ?военного коммунизма?, ? 26,1%; с введением нэпа в 1921?1922 гг. ? все еще 20,9%, и лишь в 1923 г. обложение снизилось до 18,6%, оставаясь тем не менее выше уровня 1913 года. Если до революции крестьянин стонал под тяжестью налогов, о чем справедливо писала либеральная публицистика, то в годы революции и Гражданской войны он был вконец ограблен новым режимом, давшим крестьянину землю, но обложившим его непосильными поборами8.

Рабочие на рубеже ХIХ?ХХ вв. на уплату прямых податей расходовали всего 0,5?0,6% годового бюджета, и эти пропорции сохранились до Первой мировой войны. Главной статьей расходов городских рабочих в 1899?1913 гг. являлись питание и жилье: у одиноких они составляли 52?60% бюджета, у семейных ? 57?80%. Оставшиеся 20?40% тратились на удовлетворение всех прочих потребностей, в частности, из них уплачивались налоги. В начале XX в., особенно после революции 1905?1907 гг., средняя заработная плата фабрично-заводских рабочих выросла на 7,5% ? с 245 руб. в 1907 г. до 263 руб. в 1913 г. (при росте индекса розничных цен на 4?5%, то есть заработок реально повысился на 2,5?3,5%), структура же расходов и объем уплачиваемых государству податей остались неизменными9.

По сравнению с крестьянином городской рабочий имел более высокий денежный доход, но основную часть заработка вынужден был тратить на наем жилья и питание и покупал гораздо больше городских товаров, облагаемых государственным акцизом. Поэтому, хотя прямых налогов рабочие платили не много (в основном это были поземельные и мирские сборы с тех, кто отправился в город на заработки, но официально продолжал числиться в составе деревенской общины), косвенное обложение ?городских крестьян? было значительно больше, чем деревенских жителей. В среднем с учетом прямых и косвенных налогов уровень государственного обложения городских рабочих был сопоставим с налогообложением крестьян и составлял примерно 6% всех расходов10.

У среднего петербургского рабочего более 80% заработка уходило на материальные потребности и поддержание физического существования. Жил он в дешевых ?угловых квартирах?, питался в сомнительных трактирах, носил чужие обноски, покупая на толкучках ношеную одежду. При этом, как правило, поддерживал связь с деревней, платил государственные, земские и мирские сборы, старался скопить денег для посылки родным в деревню, хотя это было нелегко из-за городской дороговизны и тяжкого косвенного обложения, с которым рабочий сталкивался на каждом шагу11.

Торгово-промышленные и финансовые предприниматели являлись основной податной группой среди городского населения. Повышение уровня промыслового обложения в 1906 г. вызвало острую полемику между предпринимателями, утверждавшими, что ?обложение, созданное этим законом, непосильно для отечественной промышленности и торговли?, и правительством, ставившим под сомнение их скептические оценки12. Предприниматели справедливо указывали при этом, что обложение торговли и промышленности опережает поземельное: к 1914 г. сбор промыслового налога вырос по сравнению с 1905 г. на 150%, тогда как налоги земельные и с городской недвижимости ? всего на 124%. Правительство не могло этого не учитывать и после 1906 г. более не повышало ставок промыслового налога.

Официальная статистика Российской империи не содержит показателей уровня обложения торгово-промышленного и финансового сектора экономики, поэтому о податном бремени торгово-промышленных и финансовых компаний можно судить лишь на основе их собственных подсчетов. Обобщенные данные были представлены московским Биржевым комитетом в связи с обсуждением законопроекта Министерства финансов о подоходном налоге в России. Созданная в связи с этим комиссия под председательством П.П. Рябушинского, заседавшая в 1906?1907 гг., попыталась выяснить, сколько податей платит предприниматель в России и как возрастет его обложение после введения подоходного налога.

Комиссией была подготовлена и разослана по предприятиям Центрального района специальная анкета с перечнем вопросов об уровне обложения. Ответы были получены от 146 фирм, среди которых 66 относились к неотчетным предприятиям (торговые дома), а 80 являлись акционерными компаниями, обязанными публичной отчетностью. Фирмы первой группы имели при 80,1 млн. руб. капитала 8,4 млн. руб. чистой прибыли, то есть прибыль составляла 10,3% к капиталу. Более крупные акционерные фирмы имели 186,5 млн. руб. капитала и 20,8 млн. руб. чистой прибыли, или 11,6% к капиталу. Уровень обложения каждой из групп отражен в таблице 313.

Таблица 3. Уровень налогообложения неакционерных и акционерных торгово-промышленных предприятий в 1907 году (млн. руб.)

Налоги

Неакционерные (66 фирм)

% к прибыли

Акционерные (80 фирм)

% к прибыли

Государственные

1133,9

13,5

3026,4

14,5

Городские

233,2

2,8

538,4

2,6

Земские

454,7

5,4

1272,6

6,1

Общественные

11,8

0,1

21,4

0,1

Итого

1833,6

21,8

4858,8

23,3

В таблице учтены сведения за 1905/06 операционный год. Как легко заметить, более крупные предприятия заплатили налогов втрое больше, чем мелкие, ? результат прогрессивной шкалы промыслового налога. Удельный вес податей к прибыли составил для этих двух категорий предприятий 23,3 и 21,8% соответственно. На первом месте в структуре обложения торгово-промышленных предприятий стояли государственные налоги всех видов, составлявшие, соответственно, 13,5 и 14,5% прибыли, затем земские сборы (5,4 и 6,1%), налоги в пользу городских самоуправлений (2,8 и 2,6%) и сословно-общественные (0,1%).

Домовладельцы, то есть собственники городской недвижимости, подобно торгово-промышленным предпринимателям, платили несколько разновидностей казенных, городских и земских податей. Система и уровень налогообложения городской недвижимости анализируются здесь на примере Москвы14. Основным налогом являлся государственный и земский с недвижимых имуществ, который взимался городским муниципалитетом (городской управой) в пользу казны и губернского земства. В 1908 г. размер государственного налога составлял 14,1% чистого дохода московских домовладельцев, земского ? 1,6%. Недоимки по налогу взыскивались через полицию вплоть до продажи с торгов недвижимости должников.

Вторым по значению был так называемый городской оценочный сбор в пользу города, взимавшийся в размере 10% чистого дохода, или 1% стоимости имущества. Оценочный сбор обеспечивал городские самоуправления средствами, необходимыми для их деятельности и осуществления городского благоустройства. В среднем по России сбор этот, уплачиваемый собственниками городской недвижимости, приносил около половины городских налоговых сборов, а в крупных городах и больше. Так, в Москве он составлял в 1908 г. 5,8 млн. руб., или 60% всех поступивших в городскую казну прямых налогов.

В пользу города взимался также сбор с торгово-промышленных заведений, с документов на право торговли и промыслов, с владельцев лошадей, экипажей и собак, больничный сбор и др. Подать с торгово-промышленных заведений являлась отчасти и налогом на домовладельцев, так как взималась как с помещений, используемых исключительно в коммерческих целях (в размере 3% чистой доходности владения), так и с жилых помещений, занимаемых самим домовладельцем (налог 1,5% с дохода). По существу, то был сбор с мелких и средних ремесленников с годовым доходом свыше 200 руб., работавших на дому. В Москве этот налог уплачивали 32,5 тыс. хозяев мелких жилых строений на сумму около 1,7 млн. рублей.

Наконец, из своего кармана домовладелец оплачивал разного рода косвенные сборы в пользу города. Основными здесь являлись пошлины за прописку видов на жительство в полиции (за квартиросъемщика-дворянина домовладелец платил 30 коп., за мещанина ? 15 коп., а за разночинца ? всего 3 коп.). С хозяина доходного дома взимались также судебные сборы по гражданским делам, за справки адресного стола, за утверждение планов постройки и т.д. Особый налог платили домохозяева, желающие пользоваться городской канализацией. Канализационный сбор служил целям частичной компенсации расходов городского самоуправления по строительству и эксплуатации необходимых очистных сооружений.

В крупных городах, таких, как Москва, только государственный, земский и городской сборы достигали 25% чистого дохода. Цифра эта существенно выше упоминавшейся среднероссийской (16,7%) и соответствует норме налогообложения торгово-промышленной сферы. Именно для собственников городской недвижимости и предпринимателей ставки налогообложения в начале XX в. были существенно повышены. В то же время правительство избегало повышения прямых податей в отношении аграриев-латифундистов, а также широких масс малоимущих плательщиков в городе и на селе, наверстывая упущенное более тонкими методами косвенного обложения.

Ю.А. Петров, д.и.н.


1 См.: Податная инспекция в России (1885?1910 гг.). СПб., 1910. С. 100?112; Департамент окладных сборов. 1863?1913. СПб., 1913. С. 190?193.

2 См.: Свод законов Российской империи. Т. V. С. 11?28, 111?121, 404?446.

3 См.: Главные основания реформы государственного и местного обложения промышленности и торговли. СПб., 1909. С. 43?48.

4 См.: Вайнштейн А.Л. Обложение и платежи крестьянства в довоенное и революционное время. М., 1924. С. 127.

5 См.: Покровский Н.Н. О подоходном налоге. Пг., 1915. С. 147.

6 См.: Центральный Исторический архив Москвы (ЦИАМ), ф. 143, оп. 1, д. 254, л. 116?117 ? Представление Министерства финансов в Государственную Думу о введении в России подоходного налога. 1907 г.

7 См.: Анфимов А.М. Неоконченные споры // Вопросы истории. 1997. ? 7. С. 87?88.

8 См.: Вайнштейн А.Л. Обложение и платежи крестьянства в довоенное и революционное время. С. 116?117.

9 См.: Рабочий класс России от зарождения до начала XX в. М., 1983. С. 246?247; Рабочий класс России. 1907 ? февраль 1917 г. М., 1982. С. 88?94; Кирьянов Ю.И. Жизненный уровень рабочих России (конец XIX ? начало XX в.). М., 1979. С. 269.

10 См.: Боголепов М.И. Финансы, правительство и общественные интересы. СПб., 1912. С. 194?196; Вайнштейн A.Л. Обложение и платежи крестьянства в довоенное и революционное время. С. 27?28.

11 См.: Прокопович С.Н. Бюджеты петербургских рабочих. СПб., 1909.

12 См.: Шепелев Л.E. Царизм и буржуазия в 1904?1914 гг. Проблемы торгово-промышленной политики. Л., 1984. С. 214.

13 ЦИАМ, Ф. 143. Оп. 1. Д. 253. Л. 46?47.

14 См.: Справочная книга для домовладельца. М., 1910. С. 44, 62, 63, 169.


Материал подготовлен Департаментом внешних и общественных связей



Новости для банков
24.10.2017
Международный Интернет-Чемпионат "Деньги" ЕАЭС - 2017
16.11.2017
ЦБ усилит надзор за банками с высокими ставками по вкладам
16.11.2017
Банки будут получать справки о судимости россиян Все новости
Новости ББТ
24.10.2017
Международный Интернет-Чемпионат "Деньги" ЕАЭС - 2017
15.11.2017
О признаках возможной связанности лица с кредитной организацией
15.11.2017
Приняты очередные поправки в Закон о валютном регулировании и КоАП РФ.
02.11.2017
Только один из четырёх заёмщиков МФО не имеет банковских кредитов
30.10.2017
Обновление раздела ББТ "Банковские риски" от 31.10.2017 Все новости
Новости библиотеки
17.11.2017
Очередное обновление ЭББ от 16.11.2017. Занесено 70 документов. Добавлены информационные материалы
09.10.2017
Очередное обновление Электронной Библиотеки Банка от 09.10.2017 Все новости